Узи с водно сифонной пробой что это

Министерство здравоохранения Республики Беларусь

Белорусская Медицинская Академия Последипломного Образования

Кафедра детской хирургии

В.В.Троян

ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНАЯ РЕФЛЮКСНАЯ БОЛЕЗНЬ У ДЕТЕЙ

(клиника, диагностика, лечение)

Учебно-методическое пособие

Минск 2003

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы врачи многих специальностей, особенно за рубежом, уделяют пристальное внимание гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) у детей и взрослых. В основе этого заболевания лежит патологический обратный заброс содержимого желудка в пищевод. Большинство исследователей приходит к выводу, что ГЭРБ имеет очень широкое распространение и значительно влияет на показатели качества жизни населения. Точной статистики распространения заболевания нет. Однако проведенные за рубежом эпидемиологические исследования на больших группах людей показывают, что симптомы ГЭРБ — изжогу, отрыжку, рвоту, боли за грудиной и т.д. в той или иной степени испытывает около 25% населения. ГЭРБ лежит в основе или отягощает течение многих заболеваний пищеварительной, дыхательной и других систем у детей. Наши наблюдения показывают, что ГЭРБ – это хроническое, скорее всего пожизненное заболевание, которое начинается в раннем детском возрасте.

Знакомство широких кругов врачей различных специальностей с проблемой ГЭРБ, вне всякого сомнения, будет способствовать улучшению медицинской помощи и повышению качества жизни населения нашей страны.

^

Причины ГЭРБ до настоящего времени изучены недостаточно. В прошлом большое значение придавалось клапанным механизмам пищеводно-желудочного перехода – острому углу Гиса, слизистому клапану Губарева, длине брюшного отдела пищевода и т.д. Многие авторы связывали ГЭР с грыжами пищеводного отверстия диафрагмы. Считалось, что причиной рефлюкса является нарушения анатомии пишеводно-желудочного перехода вследствие эзофагеальной грыжи, а если она не определялась при обследовании, то подозревалась грыжа «малая» или «скользящая». Однако эзофагеальные грыжи редко встречаются у детей и не всегда сопровождаются ГЭР. Наши исследования показывают, что наиболее вероятным антирефлюксным механизмом является двухмоментный сфинктер, состоящий из гладкомышечного нижнего пищеводного сфинктера (НПС) и поперечно-полосатой мускулатуры ножек пищеводного отверстия диафрагмы. Ведущую роль играет НПС, который расслабляется при повышении давления в пищеводе, например при глотании, и сокращается при повышении давления в желудке. При значительном повышении внутрижелудочного давления рефлюкс на некоторое время предотвращается сокращением ножек диафрагмы (рис.1).

Рис. 1. Строение пищеводно-желудочного перехода

  1. пищевод: 2- диафрагма: 3- НПС:

4- угол Гиса: 5- клапан Губарева.

Основной причиной ГЭР являются, так называемые транзиторные, не связанные с глотанием расслабления НПС. Почему происходят эти транзиторные расслабления неизвестно. На их долю приходится 60-80% эпизодов ГЭР. В остальных случаях рефлюкс возникает из-за расслабления НПС в ответ на глотание или вследствие исходно низкого его давления. У здоровых людей также наблюдается примерно один эпизод расслабления НПС в час, сопровождающийся физиологическим рефлюксом, не приводящим к эзофагиту. Базальное давление НПС в начальных стадиях заболевания может не отличаться от нормального и обычно снижается по мере развития эзофагита.

В патогенезе ГЭРБ играет роль не столько сам факт заброса содержимого из желудка в пищевод, сколько частота забросов, агрессивность желудочного содержимого, индивидуальная резистентность слизистой пищевода и время его очищения (клиренс) от рефлюксата. Чем чаще происходит заброс и чем длительней контакт рефлюксата со слизистой пищевода, тем сильнее ее поражение. И чем больше выражен эзофагит, тем чаще ГЭР и длительней клиренс из-за снижения давления НПС и нарушения перистальтики пищевода. В ряде случаев в патогенезе ГЭРБ может играть роль замедление эвакуации из желудка.

^

Клиническая картина ГЭРБ у детей очень разнообразна. Условно в ней можно выделить три основных синдрома, которые могут встречаться у одного и того же ребенка одновременно. Это синдромы рвоты, эзофагита и респираторных осложнений.

Синдром рвоты и срыгиваний чаще отмечается у грудных детей, но может иметь место и в более старшем возрасте, например у больных с неврологической патологией. Срыгивания и рвота обычно начинаются вскоре после рождения, иногда после перехода на искусственное кормление. По характеру, объему и частоте рвота бывает самой разнообразной. Каких-либо критериев, характерных для рвоты при ГЭРБ нет. Поэтому отличить рвоту при ГЭРБ от безобидных срыгиваний иногда очень трудно. Постоянная рвота может приводить к гипотрофии и отставании в физическом развитии. Вследствие недостаточного питания возможна алиментарная анемия. Нередко больные страдают ферментопатиями из-за нарушения процесса пищеварения. Грудные дети с ГЭРБ часто беспокойны, у них плохой аппетит. Это может быть связано с неприятными ощущениями вследствие эзофагита, которые старшие дети описывают как изжогу или боли за грудиной. Относительно часто у грудных детей отмечается оталгия или отит вследствие попадания рефлюксата в евстахиевые трубы. Нередки респираторные осложнения в виде пневмонии или бронхита. Считается, что ГЭРБ может быть причиной синдрома внезапной смерти у грудных детей. В качестве пускового механизма возможен тотальный бронхоспазм вследствие микроаспирации кислого желудочного содержимого, остановка сердца из-за влияния с раздраженных периэзофагитом н. вагусов, или рефлекторное апноэ по этим же причинам.

С возрастом «видимая» рвота обычно проходит. Однако это не означает, что у ребенка не сохранился рефлюкс в нижние отделы пищевода. Поэтому у старших детей на первый план выступают симптомы эзофагита – изжога, боли в животе или за грудиной. Считается, что в 60-70% случаев ГЭРБ является причиной рецидивирующих болей в животе у детей.

Рефлюкс-эзофагит имеет место у 60-65% больных ГЭРБ. Тяжелый эзофагит редко встречается у детей. Примерно в 80-90% случаев он носит катаральный характер и протекает с периодами ремиссий и обострений. Выраженный эзофагит может приводить к скрытым кровотечениям и вследствие этого к железодефицитной анемии. Массивные пищеводные кровотечения не характерны для ГЭРБ, однако, периодическое появление прожилок крови в рвотных массах позволяет заподозрить выраженное воспаление пищевода. Тяжелым осложнением эзофагита у детей являются пептические стриктуры пищевода, чаще вследствие язвенного поражения слизистой. Первые признаки стриктуры обычно появляются рано, в возрасте 2-3 года. В литературе описаны пептические стриктуры и у грудных детей. Эти стриктуры обычно короткие и располагаются в нижних отделах пищевода. В данных случаях на первый план выступают признаки нарушения пассажа по пищеводу – дисфагия, рвота не переваренной пищей. Иногда первым признаком стриктуры является застревание пищи, чаще всего мяса, и дети поступают в больницу с диагнозом «инородное тело пищевода», без указаний на имеющуюся ГЭРБ.

При длительном воздействии желудочного или дуоденального содержимого на пищевод, может произойти замещение его эпителия на кубический или цилиндрический, по типу желудочного или кишечного (эпителий Барретта). Более неблагоприятным является рефлюкс щелочного дуоденального содержимого. Данная патология чаще наблюдается у взрослых, с длительным анамнезом ГЭРБ. Считается, что около 70-80% аденокарцином пищевода происходит из эпителия Барретта. Антирефлюксные операции могут способствовать обратному развитию метаплазии пищевода.

Аспирация и микроаспирация желудочного содержимого играет роль в формировании легочной патологии примерно у 40-50% больных ГЭРБ. Это острые и хронические трахеобронхиты, пневмонии, ночные приступы кашля, бронхиальная астма и т.д. Для респираторных заболеваний на фоне ГЭРБ характерно упорное течение и частые рецидивы. Пневмонии и бронхиты могут протекать без высокой температуры, нередко плохо поддаются антибактериальной терапии, что связано с их аспирационным, а не инфекционным происхождением. Рентгенологически у этих детей можно выявить признаки аспирации – вздутие легочной ткани с усилением рисунка, инфильтративные тени, ателектазы. Чаще отмечается поражение верхних отделов легких. С возрастом частота респираторных заболеваний нарастает. Некоторые авторы считают, что ГЭРБ можно выявить у 15-20% больных детских пульмонологических и аллергологических стационаров. Особенностью клиники бронхиальной астмы вследствие ГЭРБ является низкая сенсибилизация на аллергены, или ее отсутствие. Эта патология имеет место примерно у 30% детей с респираторными осложнениями ГЭРБ. Приступы удушья обычно возникают ночью или утром при пробуждении. Больные плохо поддаются лечению препаратами теофилина, которые снижают давление НПС и усугубляют ГЭР. Проведенные в США исследования на больших группах больных показали, что при длительном применении теофилина возрастает риск аденокарциномы пищевода. Авторы напрямую связывают это с ГЭРБ и увеличением частоты пищевода Барретта у этих больных.

ГЭРБ играет значительную роль в формировании отоларингологической патологии – ларингитов, фарингитов, синуситов, отитов, стридоров и т.д., примерно у 15% больных. Причиной этих осложнений является прямой рефлюкс в ротоносоглотку и индивидуальная гиперчувствительность слизистой этой области. Около 17-20% детей с ГЭРБ имеют кариозные и эрозивные изменения молочных и постоянных зубов, что связывают с повышением кислотности в ротовой полости вследствие ГЭР.

Особенно тяжело ГЭРБ протекает у детей, которые были оперированы в период новорожденности по поводу пороков развития верхних отделов пищеварительного тракта – атрезии пищевода, непроходимости двенадцатиперстной кишки, диафрагмальных грыж и т.д. У этих больных нередко наблюдается выраженный эзофагит, иногда со стенозированием пищевода, а респираторные осложнения протекают в виде тяжелых аспирационных пневмоний.

Большой проблемой является ГЭРБ у детей с неврологической патологией. Известно, что заболевания центральной нервной системы могут приводить к дисфункции желудочно-кишечного тракта – дисфагии, рвоте, замедлению опорожнения желудка, запорам. Симптомы ГЭРБ имеют место у 70-80% детей с поражением ЦНС. Это ведет к серьезным нарушениям питания у этих больных, а у 40% из них развивается аспирационный синдром.

Примерно 40% детей со стриктурами после химических ожогов пищевода страдают ГЭРБ. Рефлюкс кислого желудочного содержимого поддерживает стенозирование пищевода. Было выявлено, что если индекс рефлюкса, обнаруживаемого при 24-часовой рН-метрии больше 20, то бужирование или стентирование пищевода у этих больных неэффективно.

Несмотря на повышенное давление НПС, патологический ГЭР наблюдается у 20% больных ахалазией пищевода. Кардиодилатация и кардиомиотомия усиливают ГЭРБ у этих больных.

Редким проявлением рефлюкс-эзофагита является синдром Сандифера. У этих детей наблюдается псевдоневрологическая симптоматика – тики, подергивания, причудливые изгибы шеи. Подобные изгибания, которые могут расцениваться родителями как каприз, возникают, скорее всего, вследствие заброса желудочного содержимого в глотку с развитием фарингита. Эффективное консервативное или оперативное лечение ГЭРБ приводит к исчезновению этих симптомов.

^

Вследствие сложности клинической картины ГЭРБ, для ее диагностики важное значение имеют специальные методы, прежде всего рентгенологический, фиброэзофагогастроскопия, 24-часовая пищеводная рН-метрия, сцинтиграфия, пищеводная манометрия. Разработанные в нашей клинике программы, в том числе с использованием провокационных проб, позволяют значительно увеличить диагностическую ценность некоторых из этих методов.

Наиболее доступным и достаточно информативным является рентгенологическое исследование с бариевой взвесью. Оно позволяет оценить функцию пищевода и желудка, выявить сопутствующие заболевания и осложнения ГЭРБ – эзофагит, стенозы пищевода и т.д. Обследование проводится по программе, которая включает провокационную, нагрузочную и водно-сифонную пробы. Бариевая взвесь вводится ребенку в желудок в объеме одного кормления. В вертикальном положении исследуется эвакуация из желудка. Диагноз не вызывает сомнений, если в горизонтальном положении выявляется самопроизвольный рефлюкс из желудка в пищевод. Но это наблюдается редко, только при крайней степени заболевания – халазии кардии (рис.2).

Рис.2. Спонтанный рефлюкс у грудного ребенка

^

При отсутствии спонтанного заброса контраста в пищевод проводится провокационная проба путем компрессии на брюшную стенку. Проба считается положительной не только при забросе контраста в пищевод, но и в случае появления «клюва» под диафрагмой. Это указывает на слабость НПС, удержание контраста в желудке в это время осуществляется ножками диафрагмы (рис.3).

^

Раскрытие НПС в виде «клюва».

Затем ребенку дают 1-2 чайные ложки густой бариевой взвеси, исследуют функцию пищевода и проводят нагрузочную пробу путем компрессии на живот в момент эвакуации контраста из пищевода в желудок. Во время бариевой эзофагографии можно выявить грыжи пищеводного отверстия диафрагмы, стенозы пищевода, признаки эзофагита – замедленная перистальтика, грубые складки, язвенные дефекты слизистой. Исследуется функция среднего сфинктера пищевода. Нагрузочная проба считается положительной, если при компрессии на живот имеет место отбрасывание контраста обратно в пищевод (рис.4). Повышение внутрибрюшного давления в норме не препятствует опорожнению пищевода.

^

Заканчивают обследование водно-сифонной пробой. Однако данная проба, на наш взгляд очень эффективная, может проводиться только у детей старше 3 лет, поскольку требует контакта с больным. Для этого ребенку предлагают пить воду из стакана через трубочку и выявляют рефлюкс контраста из желудка в ответ на глотание (рис.5).

^

Применение данной программы позволяет значительно повысить эффективность рентгенологического метода.

Широкодоступным методом диагностики в настоящее время является фиброэзофагогастродуоденоскопия (ФЭГДС). Это главный метод в диагностике эзофагита и его осложнений. Прямой осмотр позволяет оценить степень эзофагита и его осложнений – язвы, стриктуры, эпителий Барретта, сопутствующие изменения со стороны желудка и двенадцатиперстной кишки – язвы, гастрит, дуоденит. Эндоскопический метод позволяет также диагностировать грыжи пищеводного отверстия диафрагмы. Диагноз эзофагита не вызывает сомнений при тяжелом поражении слизистой – геморрагическом, флегмонозном, эрозивном или язвенном (рис.6).

^

Однако при хроническом эзофагите в период ремиссии или на фоне лечения изменения могут быть не выражены. В этих случаях показано гистологическое исследование биоптата слизистой пищевода. Биопсия также показана при подозрении на эпителий Барретта. Биопсия выполняется чашечными щипцами в 2-3 наиболее измененных местах пищевода. Биоптат фиксируется формалином, подвергается заливке парафином, секции и окраске гематоксилином и эозином. Оценке подвергаются только полноценные препарататы, состоящие из всех слоев слизистой. Оценивается степень и характер лейкоцитарной инфильтрации, а также степень гиперплазии базального слоя клеток эпителия (рис.7). В тяжелых случаях базальные клетки занимают более 1/2 – 2/3 толщины эпителия.

Рис. 7. Гистологическое исследование слизистой пищевода. Рефлюкс-эзофагит 3-й степени. Диффузная воспалительная инфильтрация подслизистого слоя и плоского эпителия. Гиперплазия базального слоя. (увеличение 7х20).

При подозрении на эпителий Барретта оценивается степень и характер метаплазии слизистой. Если биопсия бралась из нескольких мест, заключение делается по биоптату в котором были обнаружены наибольшие изменения.

Во время ФЭГДС можно также оценить степень состоятельности НПС. У здоровых детей розетка кардии обычно сомкнута, а при длительном наблюдении можно обнаружить перистальтическое ее смыкание и размыкание с полным периодом в 30-40 сек. У больных ГЭРБ розетка кардии зияет или, чаще, смыкается и размыкается в такт с дыханием, как и тело пищевода.

Самым точным способом диагностики ГЭРБ считается 24-часовая пищеводная рН-метрия. Способ заключается в измерении рН в пищеводе выше НПС в течение суток. Разработанная в последние годы портативная аппаратура позволяет проводить исследования даже в амбулаторных условиях. В расчет берутся эпизоды, когда рН в пищеводе снижается ниже 4. Это указывает на кислотный рефлюкс из желудка. Используется несколько показателей – число эпизодов с рН ниже 4, число эпизодов рефлюкса длительностью более 5 минут, самый продолжительный рефлюкс и т.д. Однако наиболее достоверным показателем считается индекс рефлюкса, который рассчитывается по формуле (t pH

К недостаткам суточной рН-метрии относят высокую стоимость оборудования. Некоторые больные плохо переносят исследование, а при умственной отсталости нередко ломают прибор. Не принесли удачи попытки проводить рН-метрию более короткое время, поскольку в этих случаях отмечалось много ложно-отрицательных результатов, особенно у детей младшего возраста. Длительная рН-метрия неэффективна при щелочном дуоденальном рефлюксе.

Сцинтиграфия с технецием 99 позволяет выявить рефлюкс в пищевод, его клиренс и скорость опорожнения желудка. Метод позволяет обнаружить аспирацию и микроаспирацию путем определения радиоактивного материала в легочных полях. Преимуществом сцинтиграфии являются неинвазивность и низкая доза облучения. Однако наиболее часто сцинтиграфия используется для изучения скорости опорожнения желудка. Это имеет значения для решения вопроса о пилоропластике во время антирефлюксной операции. С другой стороны многие авторы отмечают, что подобные нарушения при ГЭРБ носят функциональный характер, не связаны с механической обструкцией пилорического канала, зависят от вида пищи, густой или жидкой, могут сохраняться даже после пилоропластики. Понятно, что в этих случаях пилоропластика может быть бесполезной. Это снижает значение сцинтиграфии для оценки ГЭРБ у детей.

Согласно литературным данным, манометрия пищевода редко используется для диагностики ГЭРБ. Это связано с тем, что рутинное измерение базального давления НПС малоинформативно. Основной причиной ГЭР является не исходно низкое давление НПС, а его «транзиторные» расслабления. В нашей клинике разработана программа, позволяющая повысить точность манометрической диагностики ГЭРБ. Она состоит из: 1) измерения базального давления и длины НПС, 2) изучения реакции НПС на повышение давления в желудке, 3) измерения давления НПС в покое, в течение 5-10 мин, 4) исследования реакции НПС на раздражение 3% NaCl.

^ Стрелкой указан момент введения воздуха в желудок.

Результаты исследования показали снижение базального давления НПС у детей с ГЭРБ, падение давления НПС при небольшом повышении давления в желудке (рис.8), отсутствие перистальтической волны и снижение реакции НПС на раздражение раствором NaCl у больных ГЭРБ.

^

Лечение ГЭРБ состоит из консервативных, медикаментозных мероприятий и оперативного вмешательства. Ведущими методами являются консервативный и медикаментозный.

В основе консервативного лечения лежат простые, но требующие тщательного выполнения мероприятия. Ведущим является постоянное возвышенное положение под углом 30-40º. В этом положении содержимое удерживается в желудке под действием силы тяжести. Для этого рекомендуется приподнять головной конец кровати на соответствующую высоту (10-15 см). Оправдано применение специальных антирефлюксных кроватей выпускаемых промышленностью и сумок типа «кенгуру» для ношения грудных детей.

В связи с высокой частотой рвоты у грудных детей, мы считаем, что возвышенное положение следует соблюдать для профилактики рефлюкса у всех детей в возрасте до 1 года. Не оказывая вредного влияния на развитие ребенка, данное положение позволит значительно снизить частоту ГЭРБ у детей нашей страны.

Раньше для лечения ГЭРБ часто рекомендовали использовать положение ребенка на животе. В этом положении пищеводно-желудочный переход располагается над желудком, и рефлюкс в пищевод происходит газом, а не жидким содержимым. Однако в последние годы появились сообщения, что в этом положении у грудных детей могут иметь место остановки дыхания с возможным исходом в синдром внезапной смерти. Поэтому положение на животе нельзя рекомендовать для лечения и профилактики ГЭРБ у грудных детей.

Другим важным фактором консервативного лечения является частое дробное кормление. Небольшой объем пищи не повышает давление в желудке и снижает вероятность рефлюкса. Важно чтобы ребенок получил необходимую суточную дозу пищи, для чего увеличивают число кормлений.

Поскольку рефлюкс легче происходит жидким содержанием, многие авторы рекомендуют назначать детям более густую пищу. Для этого в рацион включают каши, доводя их объем у грудных детей до трети суточного объема пищи. Однако целью консервативного лечения является создание функционального покоя для пищевода. Согласно нашим данным, эвакуация густой пищи по пищеводу, в любом положении, осуществляется при помощи перистальтики, в то время как жидкая пища в вертикальном положении эвакуируется пассивно, под действием силы тяжести. Густая пища дольше задерживается в желудке, что так же способствует рефлюксу. Поэтому мы не видим преимуществ при назначении густой пищи у больных ГЭРБ. Кроме того, дети с эзофагитом обычно плохо глотают густую пищу и предпочитают жидкую. Определенный эффект получен при использовании у грудных детей антирефлюксных питательных смесей типа «Фрисовом», «Нутрилон», «Лемолак» и др.

Для повышения тонуса НПС и улучшения эвакуации из желудка показано применение препаратов цизаприда (координакс, пропульсид). Однако, по нашему мнению, эти препараты малоэффективны при эзофагите вследствие повреждения нервно-мышечного аппарата пищевода. С другой стороны большие дозы цизаприда или его длительное применение может нарушать реполяризацию желудочков сердца, что выявляется на ЭКГ в виде увеличения интервала Q-T. Поэтому доза цизаприда должна составлять не более 1-1,2 мг/кг/сутки. Следует отказаться от применения с этой целью препаратов метаклопрамида (церукал, реглан) в связи с опасностью побочных экстрапирамидальных эффектов.

Снизить кислотность желудочного содержимого и тем самым уменьшить его вредное влияние на слизистую пищевода можно при помощи антацидов (альмагель, гефал, маалокс). Оправдано применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина (циметидин, гистодил). Более эффективно назначение с этой целью ингибиторов протонового насоса (омепразол, лансопразол), которые имеют мало побочных эффектов и которые можно назначать длительно, в дозе 10-20 мг в сутки.

В ряде случаев, особенно в начальных стадиях эзофагита, мы наблюдали выраженный эффект при использовании разработанного в нашей клинике метода дозированного растяжения пищевода зондом Фолея. Известно, что в результате воспаления, НПС теряет способность к сокращению и расслаблению, то есть приобретает ригидные свойства. Умеренное и осторожное растяжение стимулирует функцию мышечной ткани НПС. Объем воздуха, вводимого в баллончик катетера Фолея подбирали строго индивидуально, чтобы, во-первых, получить достаточный контакт со стенкой пищевода, а с другой стороны не вызвать ненужного его растяжения. Подобное бужирование обычно проводится 2-3 раза с перерывом в один день. Способ быстро приводил к исчезновению рвоты у большинства детей. Другие виды консервативного лечения такого быстрого эффекта не имели.

Медикаментозное и консервативное лечение обычно эффективно примерно у 70% больных. Лучший эффект получен, если лечение начинают и тщательно проводят в возрасте до 3-4 мес. Если лечение начинали в более старшем возрасте, то на фоне улучшения, у детей часто сохранялись признаки эзофагита. Мы неоднократно наблюдали при повторных рентгенологических исследованиях, что даже при полном исчезновении симптомов, рефлюкс в пищевод может сохраняться, что приводит к рецидиву заболевания. Поэтому консервативное лечение, особенно режим положения и питания эти дети должны соблюдать длительно.

^

Оперативное лечение обычно требуется у 15-20% больных ГЭРБ. Показаниями к операции являются: ГЭР при грыжах пищеводного отверстия диафрагмы, осложнения ГЭРБ – выраженный эзофагит, пептический стеноз пищевода, тяжелая респираторная патология вследствие аспирации, а также неэффективность консервативного лечения в течение 4-6 недель. Однако у многих больных можно заранее прогнозировать необходимость операции. Помимо перечисленных выше причин, операция часто требуется детям после коррекции атрезии пищевода, больным с неврологическими нарушениями. Консервативное лечение ГЭРБ обычно малоэффективно у детей с бронхиальной астмой.

С другой стороны, в последние годы, за рубежом наметилась явная тенденция к расширению показаний к операции. Это связано с разработкой новых эффективных способов операций, в том числе лапароскопических. Расчеты страховых компаний показали, что стоимость одномоментной операции меньше, чем длительное, несколько лет медикаментозное лечение. Экономический эффект операции и консервативного лечения сопоставимы, если последнее начинается в возрасте после 55 лет. Поэтому чем младше больной, тем активнее следует ставить показания к операции. По рассчетам скандинавских исследователей, потребность в фундопликации, в том числе лапароскопической, составляет примерно 10 на 100.000 населения в год. Подобные расчеты для Республики Беларусь (10 млн. жителей) показывают необходимость выполнения в нашей стране примерно 1000 антирефлюксных операций в год, в том числе около 200-250 у детей.

В литературе описано много операций и их модификаций при ГЭРБ, большинство из которых представляет исторический интерес. В последние годы наиболее часто применяются, в том числе лапароскопически, полные фундопликации по Ниссен и Ниссен-Розетти и частичные по Дору, Тупету и Талю.

В нашей клинике использовались различные методики антирефлюксных операций, в том числе гастропексии по Борему, Хилу, Румпелю и фундопликации по Талю, Каншину, Белси Марк 1У, Ниссену. Мы убедились, что лучшие ближайшие и отдаленные результаты имеют место при полной фундопликации по Ниссену (рис.9).

Рис.9. Схема фундопликации по Ниссену.

  1. Мобилизация желудка. 2-4. Формирование манжетки. 5. Фиксация манжетки к диафрагме.

Опыт предыдущих лет позволил нам выбрать наиболее оптимальный вариант выполнения фундопликации. Операцию Ниссена выполняли из абдоминального доступа методами лапаротомии или лапароскопии. Осуществляли широкую мобилизацию желудка, по большой кривизне обычно до ворот селезенки. Манжетку накладывали по возможности свободно, на зонде соответствующем по размеру возрасту ребенка и фиксировали к пищеводу и диафрагме во избежание феномена «телескопа». У старших детей возможно выполнение варианта операции по Ниссен-Розетти. Достаточно большие размеры дна желудка позволяют наложить им свободную манжетку без широкой мобилизации по большой кривизне. Швы на пищеводное отверстие диафрагмы накладывали только при его расширении. Эти же принципы соблюдались и при выполнении лапароскопической операции. Показанием к пилоротомии являлась замедленная эвакуация из желудка, выявляемая рентгенологически в вертикальном положении до операции. При наличии пептических стенозов, последние бужировались до операции, до тех пор пока не проходил буж соответствующий по размеру возрасту ребенка. В послеоперационном периоде бужирование этим детям требовалось редко. Изучение отдаленных результатов после фундопликации по Ниссен показало хорошие исходы у большинства детей, особенно при использовании лапароскопической техники.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, ГЭРБ имеет очень широкое распространение и поражает значительную часть населения. Длительное хроническое течение заболевания значительно снижает качество жизни у больных. Клиническая картина заболевания сложна и разнообразна. Осложнения могут иметь место не только со стороны пищеварительного тракта, но и многих других органов и систем. Поэтому для диагностики заболевания требуются специальные методы – рентгенологический, ФЭГДС, 24 часовая рН-метрия, сцинтиграфия, пищеводная манометрия. Методом выбора остается консервативное лечение. Однако при его неэффективности или развитии осложнений, следует шире ставить показания к операции. Наилучшие результаты получены после полной фундопликации по Ниссен, особенно при использовании лапароскопического метода.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

Введение 1

1. Патогенез ГЭРБ у детей 2

  1. Клиническая картина ГЭРБ у детей 3
  2. Диагностика ГЭРБ у детей 7
  3. Консервативное и медикаментозное лечение ГЭРБ 13
  4. Хирургическое лечение ГЭРБ у детей 18

Заключение 21

4>



Источник: medznate.ru