Дренаж после операции

Содержание статьи:

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Главная задача, которую преследует хирург при дренировании брюшной полости, -это выведение из нее жидкого содержимого. Для этой цели используют хирургический дренаж (специальные трубки, введенные в брюшную полость) и физиологический дренаж (меры, направленные на усиление всасывания брюшиной).

Физиологический дренаж включает, с одной стороны, применение слабительных средств, с другой — определенные положения больного в постели. Слабительные средства, усиливая перистальтику кишечника, инициируют усиление всасывания жидкости. Приподняв нижнюю часть туловища, удается обеспечить распределение и всасывание жидкости на большей площади брюшины. Перечисленные направления усиления физиологического дренирования, несомненно, очень полезны и действенны. Об этих мероприятиях сказано достаточно. Считаем целесообразным рассмотреть в нашей книге правила и методы введения в брюшную полость настоящего (хирургического) дренажа.

Функционирование хирургического дренажа достигается двумя условиями: во-первых, действием внутрибрюшного давления, без чего жидкость не могла бы подниматься вверх (например, из Дугласового пространства), во-вторых, предполагаемым изменением серозных потоков в брюшине. Усиление влияния обоих этих моментов можно достичь соответствующим положением туловища и эффектом соединенных сосудов. Разница между уровнем жидкости в брюшной полости и концом дренажа позволяет ей двигаться наружу. О том, что внутрибрюшное давление увеличивается в полусидящем положении, можно бы и не говорить, это понятно само собой.

Давно подмечено, что места скопления жидкости прямо зависят от анатомических особенностей пространств брюшной полости. В этих пространствах жидкость может легко застаиваться и поэтому они должны дренироваться.

Области, где может потребоваться использование дренажа в верхнем отделе брюшной полости, — это нижняя поверхность диафрагмы вправо и влево от lig. rotundum и передняя поверхность желудка. В среднем отделе — обе почечные впадины. Наконец, внизу — обе fossae iliacae и полость малого таза (рис. 26.1).


Рис. 26.1 Дренирование брюшной полости при гнойном панкреатите, осложненном перитонитом

Понятно, что все выше описанные дренажи одновременно применяются довольно редко. Обычно используют лишь несколько из них. Дренирование всей брюшной полости легко представить теоретически, но трудно осуществить практически. Вскоре, дренаж оказывается окруженным отгораживающими сращениями и ложными оболочками, а жидкость, вытекающая из него, собирается вовсе не со всей брюшной полости, а только с ближайших к дренажу ее отделов или даже со стенки дренируемого канала.

Особенно, если для дренирования не используют специальные дренажные трубки. Использование подручного материала (например, трубки от системы для внутривенного введения препаратов с проделанными ножницами отверстиями) (рис. 26.2) не совсем рационально. Удобные для дренирования ран кожи, клетчатки, мышц и т.п., они не совсем пригодны для использования в брюшной полости. Опыт показал, что в отверстия такого дренажа вскоре попадают складки брюшины, сальник и грануляции, закупоривая их.


Рис. 26.2 Использование для дренажа трубки от системы для внутривенного введения препаратов с проделанными ножницами отверстиями

Ложные оболочки и пластическая лимфа тоже легко образуют пробки. Они перекрывают отверстия и препятствуют работе дренажной системы. Извлекая такой дренаж, существует опасность поранить брюшину, так как при этом разрушаются свежие отгораживающие сращения. В этом случае появляется риск спровоцировать кровотечение, главная опасность которого — создание благоприятной среды для бактерий.

Подобные неудобства заставили отказаться от широкого использования «подручного» дренажа. В последнее время все чаще применяют дренажные трубки со специально подобранным диаметром отверстий, которые ни сальник, ни грануляции перекрыть не могут.

Нередко молодых хирургов интересует вопрос: в каких случаях необходимо дренировать брюшную полость?

Популярное когда-то выражение — «когда сомневаешься, дренируй», сегодня заменено его антитезой — «когда сомневаешься, не дренируй». Совершенно очевидно, что эта процедура является вмешательством небезопасным. Если возможно — лучше обойтись без нее. Совершенно гладкое, или, как говорится, асептическое течение послеоперационного периода при дренаже вряд ли возможно. В то же время, хотим подчеркнуть: маргинальные взгляды на целесообразность применения дренажа в хирургии не допустимы.

Один из самых известных хирургов прошлого Лоусон Тейл (1892 г.) о значении дренажа при операциях на брюшной полости говорил так: «Когда какой-нибудь автор говорит, что он никогда не моет брюшную полость и не нуждается в дренажах, я прихожу к заключению, что он теряет те случаи, которые я спасаю, и приписывает свои результаты всемогущим зародышам». Это мнение знаменитого в прошлом английского хирурга, по-видимому, и сегодня не утратило своей актуальности, хотя прошло уже более двух веков.

В настоящее время, показания к длительному использованию дренажа в брюшной полости ограничены:
— когда есть сомнения в том, что остановка кровотечения будет успешной или если есть опасность повторного. Несомненно, такие случаи не должны иметь место в практике хирурга вообще, но, к сожалению, они хоть и очень редко, но все же встречаются. Иными словами, это необходимо делать в условиях, которых желательно и возможно избегать. Крайне важно так же обратить внимание на то, что существует чрезвычайная опасность возникновения последующего воспалительного процесса, довольно часто сопровождающего дренирование всякого кровоизлияния;

Если есть основания предположить, что брюшина или ее часть уже инфицирована, и устранить влияние инфекционного агента к моменту завершения операции не представляется возможным. Сюда относятся оперативные вмешательства, проведенные по причине ранения кишечника или других внутренностей, излитая вирулентного гноя и т.п. Данная группа показаний прямо зависит от субъективной оценки ситуации хирургом, его интерпретации различных деталей и условий, на которых эти показания основаны.

Техника дренирования проста. После соответствующей обработки антисептиком места введения дренажа на коже производится небольшой разрез. Со стороны брюшной полости резким движением зажим выводится в проделанное отверстие. Бранши зажима помещают в просвет дренажных трубок. В сомкнутом состоянии зажим выводят в обратном направлении. Дренаж размещают в области, требующей дренирования. Затем рану кожи зашивают, а концами нитки фиксируют дренажные трубки от выпадения.

Если в дренаже больше нет необходимости, его вынимают, предварительно пережав трубки зажимом. Это предохраняет от попадания содержимого трубок обратно в брюшную полость.

У женщин брюшную полость возможно дренировать через кольпотомный разрез. После обнажения шейки матки вагинальными зеркалами, ее фиксируют за заднюю губу. В центре заднего свода влагалища скальпелем делают небольшой разрез, через который вводят дренажные трубки в Дугласово пространство. После извлечения такого дренажа рана заживает самостоятельно.

Но с развитием медицинских технологий от процедуры дренирования в большинстве ситуаций уже отказались, так как выведение трубок и систем наружу тоже способно вызвать осложнения.

Зачем ставят дренаж после операции?

К сожалению, многие хирурги до сих пор используют дренирование в качестве подстраховки или по привычке, устанавливая его в целях предупреждения повторного инфицирования и других распространенных последствий различных вмешательств. При этом даже опытные специалисты забывают, для чего на самом деле нужен дренаж после операции:

  • эвакуация гнойного содержимого полости;
  • удаление желчи, внутрибрюшной жидкости, крови;
  • контроль источника инфекции;
  • возможность антисептического промывания полостей.

Современные врачи придерживаются принципов минимального дополнительного вмешательства в процесс выздоровления. Поэтому дренирование применяется только в крайних случаях, когда без него обойтись невозможно.

Когда снимают дренаж после операции?

Общепринятых сроков удаления дренажных систем, конечно, не существует. Быстрота их снятия зависит от сложности хирургического вмешательства, места его проведения, характера содержимого внутренних полостей, изначальных целей установки дренирующих приспособлений.

В целом, специалисты руководствуются единственным правилом – дренаж необходимо удалить сразу после того, как он выполнит свои функции. Обычно это происходит уже на 3-7 день с проведения хирургической процедуры.

Дренаж после операции: необходимость и последствия

Хирургия — самая консервативная из медицинских специальностей. Методики, подходы к оперативному лечению, сами правила проведения операций, выверены годами, и для того, чтобы какие-либо изменения стали новыми правилами, проходит много времени. Так обстоит дело и с послеоперационным дренированием.

Во многих случаях установка дренажа неоправданна, и служит чаще в качестве страховки от нежелательных последствий самой операции. А во многих случаях она не только бесполезна, но и вредна, и становится причиной таких осложнений, как повторное инфицирование, образование свищей после операции и пролежней. Следует также учесть, что касается абдоминальной хирургии, в России пока отсутствуют стандарты дренирования.

Сейчас запад исповедует принцип «хирургия с быстрым выздоровлением», основанный на уменьшении излишнего вмешательства со снижением риска инфицирования и скорейшей выпиской больного. Следуя этому принципу, дренажи устанавливаются лишь в крайних случаях. У нас же в стране очень часты так называемые рутинные дренажи, устанавливая их придерживаются лишь консервативных правил.

Для чего вообще устанавливают дренажи?

В лечебных целях дренажи устанавливают для эвакуации гнойного содержимого, внутрибрюшной жидкости, крови, желчи, либо при невозможности удаления, для контроля за источником инфекции. В профилактических целях для предупреждения повторного инфицирования и других осложнений.

В каких же случаях дренаж необходим?

Во многих случаях при любой форме аппендицита и последующей аппендектомии установка дренажа не нужна. Даже при перфорированном аппендиците нет смысла. Ведь, как правило, дренаж устанавливают, если имеется невскрывшийся абсцесс. Но при данной патологии он не может быть невскрывшимся. Ведь хирург устранил источник инфекции, убрал гной, разрушив стенку абсцесса, очистил брюшную полость. А дальше все дело за перитонеальной защитой организма, которую некоторое время следует поддерживать антибиотиками.

При остром холецистите и холецистэктомии, казалось бы установка дренажа в области ложа желчного пузыря или под печенью оправдана. Необходимо удалить остатки желчи, которые иногда вытекает из неблагоприятно закрытой пузырной культи, либо желчные кислоты могут пропотевать. Однако в большинстве случает, даже если это и происходит, то процесс этот протекает бессимптомно, и небольшое количество желчи хорошо всасывается брюшиной. Это во многом касается лапароскопической холецистэктомии. При открытой холецистэкомии, мнения хирургов расходятся. Некоторые также считают, что дренирование не оправданно. Другие считают, что хотя бы в течение трех дней дренаж должен стоять. В это время еще продолжается истечение желчи, и ее количество может быть не таким уж скудным. К тому же его установка оправдана и с профилактической целью.

В любом случае имеет место не столько общая неоправданность установки дренажей, а неправильный выбор типа дренажа. Например, при исключении пролежней кишечника, следует использовать мягкие дренажи. Дренирование брюшной полости при заболеваниях различной природы имеет общие черты.

В чем с уверенностью можно сказать, то что необходимо стремиться к персонализированной медицине, которая подразумевает индивидуальный подход к каждому пациенту и случаю. В следующем материале о послеоперационном дренаже будут более детально разобраны виды современных дренажных систем.

Дренаж после операции, техника дренирования и уход за трубкой

Дренаж после операции – мероприятие, которым заканчивается большинство хирургических операций. Хотя некоторые врачи считают, что дренирование замедляет выздоровление пациента и даже повышает риск осложнений. Кто прав, и в каких случаях без дренажа невозможно обойтись?

Что такое дренирование в медицине

Термин «дренаж» переводится как «осушение» и используется в самых разных сферах, подразумевая примерно одно и то же. В медицине под дренированием понимается мероприятие по установке в послеоперационную рану полой трубки, другой конец которой выводится наружу. Цель такой конструкции – обеспечить эвакуацию (выведение) патологического содержимого наружу для ускорения заживления внутренних ран и препятствия развития повторного абсцесса.

Также через трубку можно промывать полость раны антисептиками, что тоже немаловажно после сложных операций, связанных со вскрытием гнойников. Экссудат невозможно удалить полностью: какое-то его количество продолжает образовываться в течение нескольких часов после хирургического вмешательства. Послеоперационный дренаж позволяет вводить в полость обеззараживающие растворы.

Любопытно! Первые упоминания о хирургическом дренировании ран найдены в трактатах Гиппократа. А это 4 век до н.э.

Врачи, призывающие отказаться от дренажа, руководствуются тем, что открытое сообщение послеоперационной раны с внешней средой может легко привести к инфицированию. Также длительно находящиеся в теле человека инородные тела в виде трубок способствуют образованию свищей – каналов, образованных тканями и соединяющих внутренние органы с поверхностной средой. Но эти две проблемы можно предупредить, если соблюдать основные требования:

  • выбор правильного вида дренажа;
  • соблюдение техники его установки (хирургический дренаж должен выполнять свою функцию независимо от положения тела пациента);
  • тщательная фиксация;
  • грамотный уход за дренажами (поддержание чистоты, обработка антисептиком);
  • своевременное удаление дренажа (сразу после того, как его функция выполнена).

Виды современных дренажей

Определяться с видом дренажа, который будет установлен конкретному пациенту, будет хирург. Его выбор зависит от нескольких факторов: операционное поле, характер вмешательства, количество и интенсивность патологических жидкостей после операции.

Пассивный

Такой вид дренирования предполагает закладку в полость раны тонких трубочек, заполненных стерильной марлей. Устанавливается пассивный дренаж так, чтобы отток содержимого шел изнутри наружу за счет силы тяжести. Произвести обработку полости раны антисептиком уже не получится. Пассивное дренирование используется для неглубоких простых ран.

Благодаря малой толщине трубок (а в некоторых случаях это всего лишь плоские гофрированные полоски), удаление пассивного дренажа не создает дополнительных рубцов. Ранка от него заживает быстро и без следов.

Активный

Подходит для глубоких и сложных ран. Подразумевает установку целой системы сообщающихся гибких трубок, подсоединенных к вакуумной системе. Это может быть пластмассовая «гармошка» или электроотсос. С их помощью и производится эвакуация не только гнойных масс, но и омертвевших клеток и частичек отделяющейся плоти.

Кстати! Снаружи трубка также присоединяется к емкости или мешку. Это позволяет оценивать количество и качество выделяемого патологического содержимого и определять, когда пора удалять дренаж (менеемл в сутки).

К активному типу дренирования ран относят также промывочно-проточный хирургический дренаж. Это уже система из двух параллельных трубок, одна из которых выводит содержимое, а вторая служит для введения в полость раны антисептиков и физрастворов для промывания.

Закрытый и открытый

Это еще одна классификация послеоперационных дренажей. Закрытым называют такой тип дренирования, при котором наружный конец трубки перевязывается или пережимается. Это как раз и позволяет избежать инфицирования полости раны извне. Для эвакуации содержимого или введения лекарственных растворов используется шприц.

Открытый дренаж не пережимается снаружи. Конец трубки помещается в стерильный сосуд для сбора патологического содержимого. Если следить за состоянием воздуха в палате (регулярно проводить кварцевание и влажную уборку), а также вовремя менять емкость и следить за ее стерильностью, то проблем с инфицированием не будет.

После каких операций ставят дренаж

Дренирование необходимо на ферментообразующих органах (желудок, поджелудочная железа, кишечник и др.), потому что первые несколько часов или суток после хирургического вмешательства помимо естественного секрета в них будет образовываться еще и патологическое содержимое.

Также дренаж в хирургии обязательно устанавливается при вскрытии гнойников на любой части тела, даже если это поверхностная операция под местной анестезией. В этом случае подойдет пассивное дренирование под повязку, которое удаляется спустя сутки.

Иногда дренируют раны, образующиеся в результате проведения пластических операций. Дренажная система в таких случаях позволяет следить за отсутствием развития внутреннего кровотечения. Многие врачи дренируют молочные железы после операции по увеличению груди, потому что установленные импланты быстрее и лучше приживаются в сухой полости.

Уход за дренажными трубками

Так как дренаж устанавливается пациенту, который только что перенес операцию, вся ответственность по уходу за системой ложится на плечи медицинского персонала. От больного требуется лишь следить за положением тела, чтобы трубки не перегибались и не пережимались.

Важно! Ни дренажную трубку, ни рану нельзя трогать руками! Это может спровоцировать занесение инфекции, вызвать кровотечение или нарушить правильность установки. Если нужно поправить дренаж, следует позвать медсестру.

Смена сосуда или мешочка, в который собирается содержимое, осуществляется по мере ее наполнения. Перед тем как опорожнить и осушить емкость, медсестра показывает его врачу для оценки качества работы дренажной системы и необходимости ее продления. Пока происходит смена емкости, нижний конец трубки пережимается, чтобы в полость раны не попала инфекция. Убирать зажим можно только после того, как установлен пустой стерильный сосуд.

Если пренебречь дренированием раны из-за опасения риска развития осложнений в виде свищей и инфицирования, можно получить еще более тяжелые последствия. Нагноение и постоянное увеличение количества экссудата может привести к тому, что гной изольется в свободные полости и приведет к воспалению близлежащих органов. А это острая интоксикация с лихорадкой, которая может привести к гибели ослабленного недавней операцией человека.

ProTrakt.ru

Для чего делают дренирование брюшной полости?

Клиническая практика свидетельствует о том, что в некоторых случаях после хирургического вмешательства приходится выполнять дренирование брюшной полости.

Этот метод используется для вывода наружу жидкого содержимого, которое накапливается в полых органах, ранах и гнойниках.

Процедура обеспечивает создание благоприятных условий для восстановления организма после операции.

Назначение процедуры

Хирургические методы лечения органов брюшной полости всегда сопровождаются риском серьезных осложнений.

Чтобы избежать негативных последствий, необходимо тщательно готовиться к проведению операции. Не менее важным является и послеоперационный уход за больным.

По завершении операции выполняется санация полости и дренирование для оттока внутрибрюшной жидкости или гноя.

Дренаж является эффективным средством реабилитации больного после оперативного лечения гнойного или калового перитонита, а также других заболеваний.

В некоторых случаях этот метод используют в профилактических целях, чтобы избежать рецидива патологии.

Накопление в брюшной полости биологических жидкостей, которые носят названия выпот или экссудат, считается признаком того, что в организме протекает воспалительный процесс.

Собственно, в результате воспаления брюшины и выделяется выпот. В составе этих жидкостей присутствуют отмершие клетки, минеральные вещества и болезнетворные микробы.

Если не принять мер по их удалению, то воспаление будет развиваться.

На сегодняшний день дренирование считается наиболее эффективным методом, с помощью которого создаются благоприятные условия для заживления и восстановления организма после операции.

Методы дренирования

Санация брюшной полости проводится после любого оперативного вмешательства. Наиболее эффективным способом для этого считается дренирование.

На сегодняшний день в распоряжении лечащего врача имеются следующие виды дренажа:

При физиологическом дренировании брюшной полости используются слабительные препараты.

Назначенные лекарства усиливают перистальтику кишечника, тем самым способствуют выведению жидкости из организма.

Чтобы процедура принесла ожидаемый результат, больной должен находиться в лежачем положении.

Нижнюю часть туловища надо приподнять, чтобы равномерно перераспределить жидкость по площади брюшины.

Специалистам давно известно, что скопление жидкости происходит в определенных пространствах брюшной полости.

Если своевременно не удалить эту субстанцию, то она послужит основой для развития воспаления. В таких случаях используется хирургическое дренирование.

Метод предполагает применение специальных трубок, которые внедряются в полость и обеспечивают отток жидкости наружу.

При этом необходимо обеспечить такое расположение больного, чтобы жидкость не застаивалась в пазухах и карманах, а вытекала из брюшной полости.

Чаще всего это полусидячее положение, при котором создается избыточное внутреннее давление.

Клиническая практика доказывает, что дренирование необходимо проводить не только после полостных операций, но и после проведения лапароскопии.

В каждом конкретном случае успешное проведение процедуры определяется следующими условиями:

  • метода дренирования;
  • ориентации дренажной трубки;
  • качеством антибактериальных препаратов.

Каждый из перечисленных факторов оказывает определенное влияние на обеспечение своевременного и полного оттока экссудата.

В экстренных ситуациях допускается временное применение подручных средств, но это не должно восприниматься как правило.

Требования к дренажу

В настоящее время технические средства для дренирования брюшной полости представлены широкой линейкой изделий.

Перечень включает в себя следующие элементы:

  • трубки из резины, пластика и стекла;
  • выпускники перчаточные из резины;
  • катетеры и мягкие зонды;
  • тампоны из марли и ваты.

Важным условием проведения процедуры является обеспечение стерильности инструмента. Санация брюшной полости обеспечивает устранение инфекционных очагов.

Если при установке трубок стерильность будет нарушена, то вероятность рецидива патологии резко увеличивается. Наиболее уязвимым в этом отношении местом считается точка контакта трубки и кожи.

Согласно действующим методикам, при лапароскопии брюшной полости рекомендуется проводить дренирование.

После операции по устранению определенной патологии очень важно обеспечить отток гнойных остатков.

Практика показывает, что резиновые трубки очень быстро забиваются гноем и не выполняют своих функций.

Диаметр трубки выбирается в пределах от 5 до 8 мм в зависимости от места установки.

Сегодня появились новые приспособления для дренирования, которые постепенно замещают привычные трубки.

Установка дренажа

Чтобы дренирование брюшной полости принесло ожидаемые результаты, очень важно определить участок для установки дренажа.

Место накопления жидкости зависит от вида патологии и анатомических особенностей больного. С учетом этих обстоятельств подходящую зону для дренажа определяет лечащий врач.

За многие годы сложилась практика устанавливать трубки перед нижней стенкой диафрагмы или у передней стенки желудка.

После того как место установки определено, выполняется простая, но ответственная процедура. Место введения трубки тщательно дезинфицируется антисептическим раствором.

После антисептической обработки делается небольшой разрез стенки брюшной полости, в этот разрез вставляется зажим, а уже через зажим в полость вводится дренажная трубка.

Очень важно надежно зафиксировать зажим, чтобы он не выпал при движении больного.

Подобным образом устанавливается дренаж при лапароскопии. После этого необходимо обеспечить эффективное дренирование.

Когда трубка выполнила свои функции, ее аккуратно удаляют. Предварительно ее нужно пережать, чтобы не допустить попадания инфекции внутрь брюшной полости.

Показания к дренированию

Процедура дренирования брюшной полости не является лечебной процедурой. Она выполняется, чтобы обеспечить выздоровление и реабилитацию больного после хирургического лечения.

Инфекционные заболевания внутренних органов не всегда поддаются терапевтическим методам лечения.

Чтобы избежать тяжелых осложнений или летального исхода, проводятся хирургические операции.

Особенность хирургического метода лечения заключается в том, что устраняется основная патология.

В то время как восстановление и реабилитация организма требуют длительного отрезка времени, причем не только времени, но и определенных действий.

В первую очередь необходимо удалить из брюшной полости биологическую жидкость, остатки которой находятся в разных местах.

Удаление выполняется с помощью дренирования после операций по разному поводу. Это могут быть острый аппендицит, хронический панкреатит или холецистит.

Язва желудка эффективнее всего лечится хирургическим методом, кишечная непроходимость тоже. В каждом случае оперативного вмешательства необходимо проводить дренирование на завершающем этапе.

Установленный дренаж существенно ограничивает свободу передвижения больного. С этим ограничением приходится мириться и терпеть, чтобы выздоровление наступило в соответствие с прогнозом.

Брюшная полость считается наиболее уязвимым органом в человеческом организме для микробов и вирусов.

Выполняя дренирование, об этом необходимо помнить и выполнять все требования по стерильности.

Памятка для пациента после операции

Есть ли необходимость пребывания в реанимации?

Очень часто пациенты спрашивают меня обязательно или нет быть в палате реанимации, многие даже настаивают на нахождении под интенсивным наблюдением. В целом ответ можно дать такой: у пациентов с высоким риском послеоперационных осложнений со стороны сердца, легких, нервной системы пребывание в палате реанимации целесообразно. У пациентов же, неотягощенных сопутствующими заболеваниями, в случае, когда общее обезболивание проходит спокойно, и пациент хорошо его переносит, пребывание в палате реанимации может занимать несколько часов.

Когда восстанавливается общее самочувствие?

На 2-е сутки после операции я рекомендую аккуратно присаживаться в постели и вставать. Если при этом кружится голова, то лучше оставаться в постели. Если же самочувствие позволяет, следует аккуратно двигаться. На второй день после операции можно самостоятельно посещать туалет, передвигаться по палате. На 3-4 сутки самочувствие восстанавливается практически полностью.

Насколько могут беспокоить боли после операции?

В состоянии покоя пациенты обычно отмечают неприятные ощущения. При движении может отмечаться боль. Она может быть резкой при резких движениях.

Как проводится обезболивание после операции?

В первые сутки после операции вводятся наркотические препараты каждые несколько часов. На 2-3 сутки я назначаю сильные обезболивающие средства, как правило, на вторую половину дня и вечер.

Можно ли использовать свои обезболивающие препараты?

Да, можно. Единственным исключением является аспирин. Если вы его принимали до операции, можно продолжить, если нет, то без моего назначения его принимать нельзя. Аспирин является препаратом, который вызывает повышенную кровоточивость, и это может привести к появлению гематом.

Что можно есть после операции?

Каких-то ограничений в питании, обусловленных самих вмешательством, нет. Если у вас имеются хронические заболевания, такие как желчнокаменная болезнь и хронический холецистит, и вы соблюдали диету, то, конечно, ее надо продолжать соблюдать. Обязательно следует придерживаться диеты при наличии сахарного диабета. В данном случае, я считаю, никаких послаблений быть не должно.

Дренаж удаляется на 3-4 день после операции. Дренаж Уновак может быть удален через 3-4 недели после операции.

Почему в ране скапливается жидкость?

Во время операции пересекаются лимфатические пути, в связи с чем лимфа попадает непосредственно в рану. Требуется время, чтобы постепенно ткани начали устранять жидкость самостоятельно, поэтому после операции могут выполняться пункции.

Что делать если жидкость скапливается после выписки?

Обычно я рекомендую обратиться к врачу или медсестре по месту жительства для выполнения пункции (рекомендации для них обычно находятся на обратной стороне выписки). Если данная процедура невыполнима или пациент может приехать на перевязки — я назначаю перевязки в нашем отделении.

Как обрабатывать рану после операции?

Специально обрабатывать рубец после выписки не надо. Для смягчения рубца или для устранения корочек можно использовать детский крем. Для уменьшения рубца можно использовать гель Контрактубекс.

При обильном накоплении жидкости в ране (более 200 мл за сутки), наличии инфекции рекомендуется открытое дренирование — выполнение отверстия в коже подмышечной области. Накапливающаяся жидкость при этом эвакуируется наружу. В течение 3-4 недель необходимо соблюдать чистоту в подмышечной области, подкладывать чистую (необязательно стерильную) пеленку.

УХОД ЗА БОЛЬНЫМИ ПОСЛЕ ОПЕРАЦИЙ С ДРЕНАЖАМИ

Большое количество операций заканчивается введением дренажей, цель которых – способствовать эвакуации патологического содержимого из остаточной полости после операции. Чаще это больные с гнойными заболеваниями, паренхиматозными кровотечениями, разрывами полых органов, гнойными процессами брюшной полости (перитонит, деструктивный аппендицит, холецистит, панкреатит). Дренированию подвергаются не только плевральная и брюшная полости. При большой отслойке тканей, при наличии большой полости на месте раны в любой зоне тела могут использоваться различные варианты дренажей.

Все дренажи делятся на пассивные и активные. К пассивным дренажам относятся: полоска из перчаточной резины, полоса из марли, трубки, изготовленные из различных материалов (резиновые, полихлорвиниловые, пластмассовые), «сигарные» (полоса марли, обернутая снаружи перчаточной резиной), трубчатые, подтрубчатые. Отток содержимого из какой–либо полости происходит за счет капиллярности и гигроскопичности марли при применении марлевых и «сигаретных» дренажей, за счет испарения через повязку. По трубкам и резиновой полоске отток жидкости происходит пассивно за счет более низкого расположения дренажа относительно полости, а также по законам физики – при повышении давления в зоне скопления жидкости.

Для активных дренажей используются трубки, на наружный конец которых надевается сжатая резиновая груша, пластмассовая гармошка, либо конец трубки подключают к электрическому или водоструйному отсосу. Принцип работы – создается разряжение, за счет которого содержимое из полости оттекает наружу.

Дренажи, требуют педантичного ухода. Нужно следить, чтобы дренажная трубка не выпала, особенно во время перекладывания больного с операционного стола на каталку, с каталки на постель, а также во время смены постельного белья. Выпадение дренажа может иметь серьезные последствия. Так если выпадает дренажная трубка из желчных путей в первые дни послеоперационного периода – это всегда опасно тем, что в свободную брюшную полость может подтекать желчь. В этой ситуации ввести дренаж снова можно только путем повторной операции. Больной, в свою очередь, должен быть информирован о наличии трубки–дренажа, чтобы он случайно не выдернул трубку. С этой же целью в конце операции трубку фиксируют к коже специальными швами. Работа с дренажной трубкой, введенной после оперативных вмешательств на органах грудной клетки, в плевральную полость, во многом определяет исход лечения.

Методика дренирования вариабельна. Так, если во время операции наружный конец трубки перевязан капроновой лигатурой, то дренаж считается закрытым. Однако в палате периодически несколько раз в сутки трубку используют для откачивания воздуха и жидкости из плевральной полости.

Методика откачивания воздуха и жидкости из плевральной полости. Трубку пережимают зажимом, развязывают лигатуру, к наружному ее концу подключают стерильный шприц Жане, зажим открывают, поршень шприца подтягивают на себя, аспирируя воздух и жидкость из плевральной полости. Пока есть отделяемое из плевральной полости, процедуру повторяют несколько раз. Важно, чтобы во время этой процедуры в плевральную полость не попал воздух. Затем наружный конец трубки перевязывают лигатурой, а зажим снимают.

Возможен и другой вариант – дренирование по Бюлау. После операции наружный конец дренажной трубки оставляется открытым. Для того, чтобы в плевральную полость по дренажу не попадал воздух, формируют клапан одностороннего действия, через который из плевральной полости удаляется воздух и жидкость. Устройство клапана: из резиновой перчатки ножницами вырезается палец, его надевают на наружный конец трубки и герметично ниткой фиксируют к ней, кончик пальца надрезают. Палец с наружным концом трубки опускается в банку с раствором фурацилина на глубину до 2-3 см. Принципиально важно, чтобы палец из перчатки все время находился в подводном положении. Банку, в которую выделяется содержимое из плевральной полости, фиксируют к кровати ниже уровня больного.

Для активной аспирации содержимого из плевральной полости широко используется водоструйный насос. К нему подключается дренажная трубка. В аппарате степень отрицательного давления регулируется с помощью манометра. Водопроводный кран, к которому присоединяется водоструйный насос, должен быть постоянно открыт. При любом способе дренирования медперсонал следит за отделяемым по дренажной трубке. Измеряет количество и характер эвакуируемой жидкости за определенный промежуток времени. Если по дренажу за короткий промежуток времени выделится большое количество крови, младшая сестра должна немедленно пригласить врача.

После операции на органах брюшной полости (удаление желчного пузыря, селезенки, операции на печени и др.), как правило, прибегают к дренированию брюшной полости различными дренажами. Особенности ухода за дренажами определяются их назначением и характером материала, из которого он изготовлен. В связи с постоянным оттоком жидкости по марлевым и перчаточно–марлевым дренажам происходит обильное промокание повязки в зоне дренажа, нательного я постельного белья. В такой ситуации ни в коем случае нельзя накладывать на повязку сверху клеенку или целлофан – это сразу затруднит испарение жидкости через повязку и нарушит отток содержимого из брюшной полости. Чтобы избежать промокания кровью, экссудатом постельного и нательного белья, используют ватно–марлевые прокладки (слой ваты, покрытый сверху и снизу марлевыми салфетками, прошитыми ниткой по всему краю). Известно, что вата хорошо впитывает в себя жидкости в количествах значительно превышающих ее объем. По мере промокания ватно-марлевые прокладки заменяют.

Чтобы перчаточно–марлевые дренажи не становились затычкой в ране, они вводятся рыхло и на 4–5 день послеоперационного периода слегка подтягиваются врачом во время перевязки. Необходимо чаще менять повязки вокруг дренажа, чтобы избежать раздражения и воспаления кожи. К недостаткам этих дренажей следует отнести: невозможность определить количество оттекающей жидкости из брюшной полости, длительное пребывание его в брюшной полости (7–8 дней), необходимость частой смены повязок, особенно в первые дни после операции, что требует большого расхода марлевых салфеток.

Если в качестве дренажа используются полоски из перчаточной резины, то отток жидкости из брюшной полости происходит пассивно. Важно, чтобы этот дренаж не выпал во время перевязки. Повязка вокруг дренажа заменяется по мере ее промокания.

Нередко для дренирования различных отделов брюшной полости используются трубки из различных материалов. Если дренаж пассивный, то наружный конец трубки опускается в банку с раствором фурацилина. При уходе за таким дренажом младшая медсестра учитывает количество оттекающей жидкости по трубке за сутки, периодически выливая ее из банки.

Главная особенность ухода за вакуум–дренажом, активным дренажом состоит в том, что, по мере заполнения груши воздухом или жидкостью, следует пережать трубку зажимом, отсоединить грушу, удалить из нее содержимое, измерить его количество, затем, грушу сжать и герметично подсоединить к наружному концу дренажной трубки, с нее снять зажим. Кожа вокруг трубки во время перевязок обрабатывается спиртом, спиртовым раствором хлоргексидина.

Преимущества активного дренажа перед перчаточно–марлевым очевидны: создается активный отток жидкости из брюшной полости, сокращается время пребывания трубки в брюшной полости (4– 5 дней), представляется возможность точно учитывать количество эвакуируемой жидкости и значительно экономить перевязочный материал.

При наружном дренировании общего желчного протока нужно строго следить за количеством оттекающей желчи за сутки. По количеству оттекаемой желчи за сутки можно судить о том, сколько желчи проходит в желудочно–кишечный тракт. Дренажные трубки по определенным показаниям могут быть использованы и для введения лекарственных веществ в брюшную полость, для промывания ее различными растворами (перитонеальный диализ).

Недостатки дренажей. Они являются инородным телом в брюшной полости, стимулирующим развитие спаечного процесса, возможны пролежни стенки кишки, попадание инфекции в брюшную полость, формирование послеоперационной грыжи.

Большое количество операций заканчивается введением дренажей, цель которых – способствовать эвакуации патологического содержимого из остаточной полости после операции. Чаще это больные с гнойными заболеваниями, паренхиматозными кровотечениями, разрывами полых органов, гнойными процессами брюшной полости (перитонит, деструктивный аппендицит, холецистит, панкреатит). Дренированию подвергаются не только плевральная и брюшная полости. При большой отслойке тканей, при наличии большой полости на месте раны в любой зоне тела могут использоваться различные варианты дренажей.

Все дренажи делятся на пассивные и активные . К пассивным дренажам относятся: полоска из перчаточной резины, полоса из марли, трубки, изготовленные из различных материалов (резиновые, полихлорвиниловые, пластмассовые), «сигарные» (полоса марли, обернутая снаружи перчаточной резиной), трубчатые, подтрубчатые. Отток содержимого из какой–либо полости происходит за счет капиллярности и гигроскопичности марли при применении марлевых и «сигаретных» дренажей, за счет испарения через повязку. По трубкам и резиновой полоске отток жидкости происходит пассивно за счет более низкого расположения дренажа относительно полости, а также по законам физики – при повышении давления в зоне скопления жидкости.

Для активных дренажей используются трубки, на наружный конец которых надевается сжатая резиновая груша, пластмассовая гармошка, либо конец трубки подключают к электрическому или водоструйному отсосу. Принцип работы – создается разряжение, за счет которого содержимое из полости оттекает наружу.

Дренажи, требуют педантичного ухода. Нужно следить, чтобы дренажная трубка не выпала, особенно во время перекладывания больного с операционного стола на каталку, с каталки на постель, а также во время смены постельного белья. Выпадение дренажа может иметь серьезные последствия. Так если выпадает дренажная трубка из желчных путей в первые дни послеоперационного периода – это всегда опасно тем, что в свободную брюшную полость может подтекать желчь. В этой ситуации ввести дренаж снова можно только путем повторной операции. Больной, в свою очередь, должен быть информирован о наличии трубки–дренажа, чтобы он случайно не выдернул трубку. С этой же целью в конце операции трубку фиксируют к коже специальными швами. Работа с дренажной трубкой, введенной после оперативных вмешательств на органах грудной клетки, в плевральную полость, во многом определяет исход лечения.

Методика дренирования вариабельна. Так, если во время операции наружный конец трубки перевязан капроновой лигатурой, то дренаж считается закрытым. Однако в палате периодически несколько раз в сутки трубку используют для откачивания воздуха и жидкости из плевральной полости.

Методика откачивания воздуха и жидкости из плевральной полости. Трубку пережимают зажимом, развязывают лигатуру, к наружному ее концу подключают стерильный шприц Жане, зажим открывают, поршень шприца подтягивают на себя, аспирируя воздух и жидкость из плевральной полости. Пока есть отделяемое из плевральной полости, процедуру повторяют несколько раз. Важно, чтобы во время этой процедуры в плевральную полость не попал воздух. Затем наружный конец трубки перевязывают лигатурой, а зажим снимают.

Возможен и другой вариант – дренирование по Бюлау . После операции наружный конец дренажной трубки оставляется открытым. Для того, чтобы в плевральную полость по дренажу не попадал воздух, формируют клапан одностороннего действия, через который из плевральной полости удаляется воздух и жидкость. Устройство клапана: из резиновой перчатки ножницами вырезается палец, его надевают на наружный конец трубки и герметично ниткой фиксируют к ней, кончик пальца надрезают. Палец с наружным концом трубки опускается в банку с раствором фурацилина на глубину до 2-3 см. Принципиально важно, чтобы палец из перчатки все время находился в подводном положении. Банку, в которую выделяется содержимое из плевральной полости, фиксируют к кровати ниже уровня больного.

Для активной аспирации содержимого из плевральной полости широко используется водоструйный насос. К нему подключается дренажная трубка. В аппарате степень отрицательного давления регулируется с помощью манометра. Водопроводный кран, к которому присоединяется водоструйный насос, должен быть постоянно открыт. При любом способе дренирования медперсонал следит за отделяемым по дренажной трубке. Измеряет количество и характер эвакуируемой жидкости за определенный промежуток времени. Если по дренажу за короткий промежуток времени выделится большое количество крови, младшая сестра должна немедленно пригласить врача.

После операции на органах брюшной полости (удаление желчного пузыря, селезенки, операции на печени и др.), как правило, прибегают к дренированию брюшной полости различными дренажами. Особенности ухода за дренажами определяются их назначением и характером материала, из которого он изготовлен. В связи с постоянным оттоком жидкости по марлевым и перчаточно–марлевым дренажам происходит обильное промокание повязки в зоне дренажа, нательного я постельного белья. В такой ситуации ни в коем случае нельзя накладывать на повязку сверху клеенку или целлофан – это сразу затруднит испарение жидкости через повязку и нарушит отток содержимого из брюшной полости. Чтобы избежать промокания кровью, экссудатом постельного и нательного белья, используют ватно–марлевые прокладки (слой ваты, покрытый сверху и снизу марлевыми салфетками, прошитыми ниткой по всему краю). Известно, что вата хорошо впитывает в себя жидкости в количествах значительно превышающих ее объем. По мере промокания ватно-марлевые прокладки заменяют.

Чтобы перчаточно–марлевые дренажи не становились затычкой в ране, они вводятся рыхло и на 4–5 день послеоперационного периода слегка подтягиваются врачом во время перевязки. Необходимо чаще менять повязки вокруг дренажа, чтобы избежать раздражения и воспаления кожи. К недостаткам этих дренажей следует отнести: невозможность определить количество оттекающей жидкости из брюшной полости, длительное пребывание его в брюшной полости (7–8 дней), необходимость частой смены повязок, особенно в первые дни после операции, что требует большого расхода марлевых салфеток.

Если в качестве дренажа используются полоски из перчаточной резины , то отток жидкости из брюшной полости происходит пассивно. Важно, чтобы этот дренаж не выпал во время перевязки. Повязка вокруг дренажа заменяется по мере ее промокания.

Нередко для дренирования различных отделов брюшной полости используются трубки из различных материалов. Если дренаж пассивный, то наружный конец трубки опускается в банку с раствором фурацилина. При уходе за таким дренажом младшая медсестра учитывает количество оттекающей жидкости по трубке за сутки, периодически выливая ее из банки.

Главная особенность ухода за вакуум–дренажом, активным дренажом состоит в том, что, по мере заполнения груши воздухом или жидкостью, следует пережать трубку зажимом, отсоединить грушу, удалить из нее содержимое, измерить его количество, затем, грушу сжать и герметично подсоединить к наружному концу дренажной трубки, с нее снять зажим. Кожа вокруг трубки во время перевязок обрабатывается спиртом, спиртовым раствором хлоргексидина.

Преимущества активного дренажа перед перчаточно–марлевым очевидны: создается активный отток жидкости из брюшной полости, сокращается время пребывания трубки в брюшной полости (4– 5 дней), представляется возможность точно учитывать количество эвакуируемой жидкости и значительно экономить перевязочный материал.

При наружном дренировании общего желчного протока нужно строго следить за количеством оттекающей желчи за сутки. По количеству оттекаемой желчи за сутки можно судить о том, сколько желчи проходит в желудочно–кишечный тракт. Дренажные трубки по определенным показаниям могут быть использованы и для введения лекарственных веществ в брюшную полость, для промывания ее различными растворами (перитонеальный диализ).

Недостатки дренажей. Они являются инородным телом в брюшной полости, стимулирующим развитие спаечного процесса, возможны пролежни стенки кишки, попадание инфекции в брюшную полость, формирование послеоперационной грыжи.

Jackson-Pratt Drain (JP Drain)

Описание

Дренаж Джексон-Пратта состоит из тонкой резиновой трубки, вставленной в мягкую, круглую емкость с пробкой. Дренаж используется, чтобы удалить жидкость, которая может собраться в организме после операции, инфекции или раны.

Причины проведения дренажа Джексон-Пратта

Жидкость, которая собирается в организме может увеличить вероятность инфекции или других осложнений. Дренаж Джексон-Пратта помещается обычно после некоторых видов операций, если не ожидается большое количество дренируемой жидкости. Кроме того, дренаж Джексон-Пратта часто используется для дренирования абсцесса в брюшной полости.

Лапароскопические инструменты проходят через два небольших отверстия, предварительно просверленных. Желчный пузырь и желчные протоки локализованы; Желчный пузырь разрезан и удален. Полное восстановление операции желчного пузыря может быть получено примерно через 3 недели. Лапароскопическая хирургия требует более короткого пребывания в больнице. Обычно пациент находится дома в 24 часа.

Стоимость любой операции значительно варьируется у хирургов, медицинских учреждений и регионов страны. В этом случае, кроме того, указание дается у маленьких детей, когда уход до, во время и после вмешательства является более исчерпывающим. Закрытый всасывающий дренаж используется для удаления жидкости, которая накапливается в областях тела после операции или когда у вас есть инфекция.

Возможные осложнения при проведении дренажа Джексон-Пратта

Осложнения встречаются редко, но никакая процедура не гарантирует отсутствие риска. Если планируется дренаж Джексон-Пратта, нужно знать о возможных осложнениях , которые могут включать:

  • Кровотечение;
  • Инфекция.

Как проводится дренаж Джексон-Пратта?

Подготовка к процедуре

В преддверии процедуры:

  • Тонкая резиновая трубка.
  • Круглая, мягкая резиновая лампочка, похожая на гранату.

Кончик резиновой трубки помещается в область вашего тела, где могут накапливаться жидкости. Другой наконечник выходит через небольшой разрез. Резиновая лампа прикреплена к этому внешнему концу.

Спросите своего врача, когда вы можете принять душ, пока у вас есть это. Вас могут попросить взять губчатую ванну до тех пор, пока дренажная трубка не будет удалена. Существует множество способов использования дренажа в зависимости от того, какая часть тела выходит.

  • Если Вы были травмированы, врач может назначить тесты медицинской визуализации, чтобы обнаружит накапливающуюся жидкость. Эти тесты могут включать:
  • Компьютерная томография — типа рентгена, который использует компьютер, чтобы сделать снимки структуры внутри тела;
  • МРТ сканирование — тест, который использует магнитные волны, чтобы сделать снимки структуры внутри тела;
  • Обратитесь к врачу по поводу принимаемых лекарств. За неделю до операции вас могут попросить прекратить принимать некоторые лекарства:
    • Противовоспалительные препараты (например, аспирин);
    • Разжижающие кровь, такие как клопидогрель (Плавикс) или варфарин;
  • Не ешьте и не пейте в течение восьми часов до операции;
  • Нужно организовать поездку домой из больницы после процедуры.
  • Анестезия

    При проведении операции используется общая анестезия, которая блокирует боль и поддерживает пациента в состоянии сна.

    Резиновая лампа имеет пластиковую петлю, которую можно использовать для крепления лампы к одежде. Если слив находится в верхней части вашего тела, вы можете завязать ленту ткани вокруг шеи, как ожерелье, и повесить лампочку из ленты. Существуют специальные предметы одежды, такие как камзолы, ремни или шорты с карманами или петлями на липучке для ламп и отверстий для трубок. Медицинское страхование может покрывать расходы на эти предметы одежды, если у вас есть рецепт от вашего поставщика. Спросите своего поставщика, что было бы лучше для вас. . Элементы, которые вам понадобятся.

    Описание процедуры дренажа Джексон-Пратта

    После начала действия наркоза врач делает разрез в коже. В область накопления жидкости вводится трубка. Другой конец трубки будет подсоединен к грушеобразной сжимаемой емкости. Врач удалит пробку из емкости, сожмет ее, чтобы создать всасывающее давление (вакуум) в дренажной системе и закроет пробку. Отрицательное давление будет высасывать нежелательные жидкости из организма. В месте введения дренажной трубки врач зашивает кожу.

    • Мерная чашка.
    • Ручка или карандаш и листок бумаги.

    Опорожните дренажную трубку, прежде чем она заполнится. Возможно, вам придется сначала очистить его с интервалом в несколько часов, но по мере уменьшения количества дренажа вы можете опорожнить его один или два раза в день.

    • Подготовьте мерную чашку.
    • Вымойте руки с мылом и водой или чистящим средством на спиртовой основе.
    • Откройте крышку груши.

    У вас может быть повязка вокруг дренажной трубки, где она покидает ваше тело. Если у вас нет повязки, держите кожу вокруг дренажной трубки чистой и сухой. Если вам разрешено принимать душ, очистите область мыльной водой и протрите полотенцем. Если вам не разрешают принимать душ, очистите область куском ткани, ватными тампонами или марлей.

    Если проводилась операция, дренаж Джексон-Пратта будет установлен после нее.

    Сразу после процедуры

    Если вы находитесь в больнице, медсестра будет периодически удалять жидкость.

    Сколько времени займет дренаж Джексон-Пратта?

    15-20 минут, чтобы разместить дренаж Джексон-Пратта.

    Дренаж Джексон-Пратта — будет ли это больно?

    Может ощущаться от слабой до умеренной боли в месте установки дренажа Джексон-Пратта. Врач предоставит обезболивающие для снижения дискомфорта.

    Общие требования к дренажу

    Если у вас есть повязка вокруг дренажной трубки, вам понадобятся следующие предметы. Две пары стерильных, неиспользуемых, чистых медицинских перчаток5 или 6 ватных тампонов или мазков. Полотенце для ванной или водонепроницаемая прокладка. Вытрите их, наденьте чистые перчатки, осторожно открутите ленту, удалите старую повязку и выбросьте ее в пластиковый мешок для мусора. Посмотрите на покраснение, отек, плохой запах или новый гной на коже вокруг слива. Используйте ватный тампон, мыльной водой, чтобы очистить кожу вокруг сливной трубки. Удалите первую пару медицинских перчаток и положите их в пластиковый мешок для мусора. Наденьте вторую пару перчаток. Поместите новую повязку вокруг места сливной трубки. Используйте хирургическую ленту, чтобы прикрепить ее к коже. Приклейте трубки к повязкам лентой. Прикрепите грушу к одежде крючком. Он не должен свободно свисать. Вы также можете надеть специальные шорты с карманами, где вы можете положить грушу. Врач может предоставить вам дополнительную информацию об этих штанах. Отбросьте все использованные материалы в мешке для мусора. Мойте руки еще раз.

    • Хлопочные подушки.
    • Слой, чистая вода.
    • Пластиковый мешок для мусора.
    • Хирургическая лента.
    • Тщательно мойте руки с мылом и водой.
    • Повторяйте процедуру 3 или 4 раза, используя новый мазок или тампон каждый раз.

    Если в грушу нет жидкости, сливной может быть сгусток или другой материал, блокирующий жидкость.

    Среднее время пребывания в больнице

    Дренаж Джексон-Пратта проводится в условиях стационара. Продолжительность пребывания зависит от типа проводимой операции. Вы сможете отправиться домой в тот же день, если проводилась несложная операция.

    Уход после дренажа Джексон-Пратта

    Когда вы вернетесь домой, выполняйте следующие действия, чтобы обеспечить нормальное восстановление:

    Что такое дренаж Джексона Пратта и как он работает?

    Держите сливную трубку пальцами одной руки и близко к тому, где она покидает тело. Это называется «доить» сливную трубку. Удалите пальцы с конца сливной трубки, когда она выходит из корпуса, а затем отпустите конец, близкий к колбе. Возможно, было бы легче прочистить сливную трубку, если вы выбросите ее. в лосьон для рук или очиститель для рук. Делайте это несколько раз, пока жидкость не сливается в грушу. Дренаж непрозрачен или имеет неприятный запах . Дренаж груши увеличивается более 2 дней подряд. Резиновая колба не делает Дренаж останавливается внезапно, когда сливная трубка постоянно вытесняет жидкость. Луковица сужается, пока она не плоская, и соединяется с трубкой, которая выходит из вашего тела. Лампа продолжается, когда она заполняется жидкостью.

    Как изменилась повязка вокруг дренажа Джексон-Пратт

    • Вымойте руки с мылом и водой.
    • Аккуратно сжимайте трубку, где сгусток должен ее ослабить.
    • С пальцами другой руки нажмите вниз. вдоль трубки.
    • Начните с того, где он покидает тело и двигается к дренажной колбе.
    • Швы, удерживающие дренажную трубку на коже, разрываются или больше не на месте.
    • Кожа очень красная в области, где выходит труба. дренаж.
    • Кожа стекает вокруг участка трубки.
    • На месте дренажа больше чувствительности и отечности.
    • Один конец трубки помещается внутри вас во время операции.
    • Другой конец выходит через небольшой разрез в коже.
    • Лампа соединяется с этой целью.

    Если у вас есть повязка, поменяйте ее один раз в день.

    • Обязательно следуйте указаниям врача;
    • Узнайте, как очищать и ухаживать за дренажом дома;
    • Спросите врача, можно ли ходить с дренажом Джексон-Пратта;
    • Избегайте давления на дренаж;
    • Спите на стороне, противоположной дренажу. Это поможет избежать блокирования трубки или ее выпадению из области дренирования;
    • Спросите врача, когда безопасно принимать душ, купаться, или подвергать место операции воздействию воды;
    • Спросите врача, после возникновения каких проблем нужно прийти на прием.

    Удаление дренажа зависит от того, насколько быстро идет выздоровление после операции или травмы. Доктор может удалить дренаж, когда собирается меньше 15-30 мл жидкости в день. Если установлено более одного дренажа, они могут быть удалены в разное время.

    Может потребоваться изменить повязку более одного раза в день, если она станет полностью влажной. Ослабьте липкую ленту и удалите использованные повязки с большой осторожностью. . Опорожните лампу, когда она заполнена наполовину или каждые 8-12 часов.

    Что делать, если трубка заблокирована?

    Лампочка должна оставаться плоской, пока она не начнет снова заполняться жидкостью. Они измеряют количество жидкости, которая выходит. Держите трубку между большим и указательным пальцами, где она ближе всего к вашей коже. Используйте другой большой палец и указательный палец , чтобы пропустить препятствие через трубку в лампочку.

    • Мойте руки с мылом и водой.
    • Снимите колпачок лампы.
    • Опорожните жидкость в измерительной чашке.
    • Очистите пробку спиртовым мазком или ватным тампоном, смоченным спиртом.
    • Затяните лампу, пока она не станет плоской, и не замените колпачок.
    • Эта рука препятствует выходу трубки из вашей кожи.
    • Вы должны повторить движение до тех пор, пока трубка не будет разблокирована.

    Количество жидкости, которая выйдет из вашего стока, изменится по мере заживления раны.

    Связь с врачом после резекции тонкой кишки

    После выписки из больницы нужно обратиться к врачу в следующих случаях:

    • Вы не знаете, как ухаживать за дренажом;
    • Выделяется жидкость, которая имеет неприятный запах или зеленоватый цвет;
    • Значительное кровотечение из места установки дренажа;
    • Боль в области разреза;
    • Лихорадка или озноб;
    • Конец трубки выпадает из разреза.

    Начну с того, что с 4 часов дня 16-го окрятбря я решила есть только полужидкую пищу, чтобы во время операции не возникло проблем, рассчитывала съесть за вечер два йогурта, но съела три, потому что меня замучил голод, а к половине второго ночи начала рыдать от голода и мысли, что с таким жжением в желудке я вообще не засну. Съела четветрый йогурт и все-таки смогла немного поспать. Утром выпила пол стакана воды и порадовалась, что голод стал не таким сильным, как был вечером.
    На операцию нам нужно было приехать к 7.00 (со мной ехала мама), но мы приехали в 6.30. В больнице еще было пусто, только уборщицы натирали полы. В коридоре перед кабинетом Ф. А. (моего врача) стояли небольшой диванчик и ряд стульев, на диванчике сидел парень, он и сказал нам, что еще никого нет.
    «Кого здесь может ждать парень в такую рань?» — подумала я. Потом из отделения к нему вышла жена. Как оказалось, они приехали из Мариуполя еще вечером (ну правильно, как еще они могли бы приехать в больницу к 7 утра?), и жена ночевала в палате, а муж прямо здесь, в коридоре. Мне стало искренне жаль его, учитывая, что спать ему пришлось или сидя, или в позе эмбриона, потому что никак иначе на маленьком диване поместиться не удалось бы.
    К 7 часам в коридоре собралось 5 семей, все на операцию. Я и девушка из Мариуполя (Оксана) — пациентки Ф. А. и три пациентки другого врача.
    В 7.00 зашел Ф. А. и пригласил меня в кабинет. Там посмотрел мои анализы, заполнил карту, я подписала заявление (и была очень удивлена, что оперирующим врачом там был указан Чайка А. В., а не Ф. А., позже я узнала, что оперирует действительно Чайка, а Ф. А. ассистирует ему). Дальше он отправил маму на санпропускник оформить для меня какие-то документы, а мне сказал с вещами отправляться в палату 313. «Это счастливая палата, после нее все беременеют» — сказал он, чем немало меня рассмешил.
    Я еще до приезда в больницу задавалась вопросом: «Сколько людей будет в палате?» Хотелось, чтобы палата была одноместной, но понимала, что это вряд ли возможно. Вспомнила, что когда маме удаляли фибромиому, то в послеоперационной палате они с женщиной лежали вдвоем. Ну я и подумала, что нас, наверное, тоже будет двое. Ну, максимум трое.
    Так что можно представить мои разочарование и разозленность, когда я зашла в палату и увидела, что она 6-местная. Причем, между кроватями едва помещались тумбочки. Туалет, как мне сразу стало понятно, находится в конце коридора. Кроме того, в палате было ужасно душно, а девочки наперебой галдели, что немало меня раздражало.
    Свободная кровать была только одна, и с ужасным матрасом. Когда я начала ее застилать и уперлась рукой в яму ровно посередине (где окажется моя поясница, когда я лягу), то начала злиться еще больше. «В послеоперационную палату можно было нормальный матрас положить!» — подумала я.
    Я начала разбирать сумку и спросила у одной из девочек, где холодильник. Она ответила, в какой палате, но посоветовала продукты не убирать, потому что в первый день из-за действия наркоза вряд ли удастся встать и дойти до них. Это меня ужасно испугало, я-то рассчитывала выйти из наркоза быстро и легко, как тогда, когда мне делали чистку. Но поскольку со мной должна была быть мама, я все-таки отнесла продукты в холодильник.
    Потом нас позвали ставить катетры в вены. Тут меня, наивно полагавшую, что катетр в вене не доставляет никакого дискомфорта, ждало разочарование. Поскольку с венами у меня проблемы, то катетр пришлось поставить на сгибе правого запястья, так что любое движение руки мне доставляло боль.
    Потом я где-то часа полтора сидела в палате, слушая разговоры соседок и в душе им завидовала из-за того, что у них уже все позади, а мне еще предстоит это испытание. Смотреть на них было страшно и жалко — с дренажами, сгорбленные… Видно, что каждое движение доставляет боль. Мне было страшно, но я старалась не раскисать. Троих из этих девушек должны были выписать в тот же день, 17-го (операции у них были 16-го), а одна женщина, которой 15-го числа удалили матку, должна была продолжать лежать. «Нас останется трое — я, женщина и Оксана» — подумала я, — «Трое — это намного лучше, чем шестеро».
    Потом к нам с Оксаной приходила анестезиолог, я рассказала ей о том, что я аллергик, но поставила в известность, что меня можно обезболивать анальгином и кетановом.
    Расстроило меня то, что девочкам не сказали сразу результаты операции, должны были сказать только на следующий день во время обхода. Я представила, как я буду нервничать, если мне тоже придется так ждать.
    Я спросила у девочек, сколько примерно длятся операции, они ответили, что где-то от 40 минут до 1,5 часов. Я очень надеялась, что на меня уйдет минимум времени, боялась, что если долго буду под наркозом, то потом с трудом буду из него выходить. Еще соседки мне рассказали, что после операции сразу будят и пол часа не дают спать: спрашивают прооперированную, как ее зовут, говорят о всякой ероунде, чтобы не дать ей впасть в кому, а потом разрешают поспать сколько захочется. Я спросила, а как же послеоперационная боль? Мне ответили, что еще действует наркоз и ее не чувствуется, но я прекрасно помнила, как у меня болел живот после чистки, хотя еще действовал наркоз.
    В начале десятого Оксану забрали на операцию, и я обрадовалась, что процесс пошел. Привезли обратно ее довольно быстро — где-то в 10.35, то есть оперировали меньше 40-минут. «Хоть бы и меня так» — подумала я. Оксану начали перемещать с носилок на кровать, у нее это получалось с большим трудом, и я подумала, что мне надо будет постараться это делать поживее, потому что чем медленнее это делать, тем больнее. Потом она застонала и сказала, что ей больно. Медсестра ответила, что это потому, что ее потревожили этими перемещениями.
    Следующей (в 10.40) забрали меня. Я надеялась, что меня быстро уложат на операционный стол и отключат, но меня подняли на 5-й этаж, где идут операции, посадили на стул возле лестницы и сказали ждать. Я сидела, наверное, минут 20, и с нетерпением считала каждую секунду, хотелось, чтобы все побыстрее началось и закончилось. Поскольку очки мне сказали оставить в палате, я чувствовала себя слепой курицей, потерявшейся в пространстве. А еще туда-сюда сновал медмперсонал и бросал дверь открытой, а мне приходилось ее постоянно закрывать, чтобы меня не продуло. Через некоторое время из дальней операционной вывезли девушку, она сквозь сон спросила: «Уже все?», на что ей ответили: «Да». Она воскликнула: «Ура!», и радостно взмахнула руками. Я улыбнулась и подумала, что тоже так хочу проснуться. Потом я почувствовала, что от нервов хочу в туалет, и медсестра, которая была рядом, провела меня туда. Туалетной бумаги у меня с собой не было, но наличие горячей воды в кране и мыла помогли избежать неловкости. Когда я вышла из туалета и снова уселась на кресло возле дверей, то услышала, что девушку в ближайшей операционной пытаются разбудить. «Ну значит уже вот-вот заберут меня» — подумала я и с облегчением, и со страхом. Через несколько минут ее вывезли, а меня позвали. Сказали снять халат и тапочки, так что я осталась в одних футболке и носках. Операционное кресло было похожим на гинекологическое, но только подколенники были побольше размером и мягкие, а также были специальные подставки для вытянутых рук. Меня уложили и начали привязывать, после чего сказали, чтобы я поднялась повыше, на что я ответила, что не могу этого сделать, поскольку уже привязана. Ф. А. сказал, что я и так хорошо лежу, подниматься выше не надо. Дальше медсестра достаточно больно вставила шприц в катетр, а другая повторяла мне «Спи, спи…» Я испугалась, что меня сейчас начнут резать, а я еще не заснула, и начала твердить, что я еще не сплю. Медсестры ответили, что сейчас засну. Медсестра начала вводить лекарство, я почувствовала, как по телу пробежало ощущение жара и через несколько минут я отключилась.
    Когда я проснулась, то еще не знала, на самом ли деле это пробуждение, или мне снится моя операция. Я чувствовала, что не могу дышать и болит живот, хотя и не очень сильно. Я не знала, идет ли еще операция, или она уже закончилась, но вспомнила, что если человек просыпается во время операции, то ему надо попытаться пошевелить пальцами. Ну я и попыталась, да так постаралась, что руки и ноги заходили ходором. Потом я откличилась. Не знаю, на сколько, но мне кажется, что на несколько минут. Потом я снова услышала и увидела вокруг себя людей, поняла, что меня спрашивают, как меня зовут. «Значит операция закончилась и меня пытаются разбудить» — подумала я. Но меня ужасно испугало то, что я не могла дышать. Каким-то чудом мне удалось об этом сказать, и медсестра ответила, что сейчас вытащит изо рта трубку. Я увидела, как она это сделала, и я тут же смогла дышать. Потом меня переместили на каталку, это было не больно вопреки ожиданиям. Но я чувствовала боль в животе и помнила болезненное состояние Оксаны, так что все мои мысли сосредоточились на том, что я хочу обезболивающий укол. Проблема была в том, что я в тот момент не могла определить, что я проговариваю в уме, а что — вслух. И оказалось, что про укол я твердила вслух, но совершенно не слышала ответов медсестры, хотя и смотрела на нее все время. Последний раз просьбу об уколе я повторила уже когда меня завезли в палату (в 11.20), на что медсестра ответила, что мне надо несколько минут подождать, у нее нет с собой укола, ей надо его сначала подготовить. Тогда я поняла, что своими просьбами ее уже порядком достала. Вспоминая, с каким трудом Оксана перебиралась с каталки на кровать, я собралась с силами и перескочила так, что медсестра испугалась за меня. Потом она пошла готовить мне укол, а я, по словам мамы, просила, чтобы медсестра пришла уколоть меня. Я почему-то этот момент не помню. Зато помню, как мама сказала, что меня не было два часа и она ужасно испугалась. А еще, что по словам врача все было хуже, чем думали, яичник был в узелках, с трубой были проблемы, но и трубы, и яичники мне сохранили. А это было главное! Я сказала маме, что сидела под операционной минут 30, так что операция шла не два часа, а примерно полтора. Через пару минут подошла медсестра и уколола мне кетанов. Хотелось спать, но надо было пол часа бодрствовать. Две мои бывшие соседки уже уехали, а одна еще собиралась. Оказалось, ей удалили обе трубы, поэтому и не сказали в день операции, не хотели расстраивать. Она и так собиралась на ЭКО, но все-таки надеялась, что трубы удастся сохранить. Потом она говорила о том, что дома ждут коровы, а она не знает, как после операции доить их, что она бы с удовольствием продала их на молоко, но никто не покупает. Я, несмотря на затуманенное состояние, начала говорить о том, что сельскохозяйственный труд тяжелый и неблагодарный. Потом пришел ее муж, помог ей собрать вещи и они ушли.
    «Он священник?» — спросила я у мамы, а мама ответила, что не знает, хотя он и с бородой. Я сказала, что это обычно священники носят бороду и хвостик, но он был не в рясе, так что это были только мои предположения. Потом я рассказывала маме, как у меня в палате была соседка — жена священника, когда я лежала в инфекционке.
    Укол начал действовать и минут через 20 после операции я уже улыбалась. Теперь я знаю, что представляет собой послеоперационная боль — она по интенсивности меньше, чем менструальная, но такая же гадкая, тошнотворная и изнуряющая. У меня болела преимущественно правая часть живота, чувствовалось, что внутри порезы, и я подумала, что там стоит дренаж, хотя потом высянилось, что он стоит слева, а справа боль сильнее просто потому, что там удаляли узелки и спайки. А еще из-за газа болело плечо. Ощущения были такие, которые бывают, когда его просквозит. Но когда подействовал укол, прошли и живот, и плечо, и даже запястье, где стоял катетр. И я решила этим воспользоваться и выйти в аську с телефона, чтобы пообщаться с подругой. Желание спать за эти пол часа бодрствования у меня прошло.
    Попереписывалась немного с подругой, потом поспала, потом просто лежала, наслаждаясь мыслью, что самое страшное уже позади и можно просто отдыхать.
    В пол третьего пришел Ф. А. и сказал, что в 3 можно будет попить воды и вставать, а Оксане можно вставать уже сейчас.
    Тогда я подумала, что в операции для человека есть три испытания: сама операция, первый подъем с кровати и первый поход в туалет по большому. И меня начал пугать второй этап. Страх усилился после того, как Оксана с трудом села, сказала, что ей больно и не стала вставать. Я с нетерпением ждала трех часов, чтобы уже попробовать, смогу ли я встать, и забыть этот мучительный момент. Трех я так и не дождалась, встала в без десяти три (то есть, через три с половиной часа после операции). Какое же было облегчение, когда я поняла, что вставать мне не больно.
    Пока я лежала, через дренаж почти не шла жидкость, чему удивилась мама, но как только я встала, жидкость полилась настоящим потоком, так что в туалет мы шли прямо с банкой, в которую опускался свободный конец дренажа. Ходьба давалась тяжело из-за сильной слабости, но я смогла дойти до туалета, сделать дело и вернуться обратно. Правда, накатила такая усталость, будто я мешки разгружала, так что я сразу легла и заснула. Мама за это время сходила в Амстор и купила мне йогуртов. Часов через 5 после операции я снова встала и уже наматывала круги по палате, причем, даже не согнувшись, меня это очень радовало. Хотя дренаж и катетр доставляли дискомфорт. Мама тем временем немного полежала на моей кровати, и крайне возмутилась тем, какой неудобный у меня матрас. Она была в шоке от того, как я на нем лежала все это время. Она перестелила мне постель на одну из свободных кроватей, которая была намного удобнее, а в пол шестого уехала домой. Мне страшновато было самой идти в туалет, но как только я в первый раз это сделала, страх прошел.
    Вечером поднялась температура 37,2, но медсестра сказала, что до 37,5 — это норма, так что сбивать ее не нужно, поэтому от укола анальгина с димедролом я отказалась.
    Ночью я периодически просыпалась от чувства жара и того, что я мокрая, а еще от того, что горло хрипело и было забито слизью — это были последствия того, то мне давали эндотрахеальный наркоз. Слава богу, что у меня были с собой леденцы Травесил, они и спасли меня. Плохо спали все — и женщина с удаленной маткой, которая пол ночи слушала музыку на телефоне, и Оксана, которая каждый час вставала и ходила по коридору, потому что ей было тяжело лежать. Хороо спал только муж Оксаны после не особо комфортной ночи на диване в коридоре. Теперь он мог с комфортом отдохнуть на одной из свободных кроватей.
    Спать я надеялась часов до 9 утра (до самого обхода), но проснулась в начале седьмого и спать уже не хотела.
    Неприятно удивило то, что живот и рука стали болеть сильнее (преимущественно при движении), а еще разболелось правое плечо. «Видимо, это потому, что закончилось действие кетанова» — подумала я. Потом нас с Оксаной Ф. А. направил в физиотерапевтический кабинет, где нам сделали увч, после которого боль в плечах стала немного меньше. В 9.00 нас покормили завтраком — жидкой манной кашей. Предлагали еще кофейный напиток, но я побоялась его пить.
    Пока мы ждали обхода врачей, мои соседки начали собираться домой, а я ждала, пока мне снимут дренаж и катетр, которые сильно меня сковывали. Потом пришла мама. На удивление, в этот день к нам в палату никого не подселили, что радовало, мы могли немного отдохнуть в тишине. После 9 нас посмотрел Чайка и дал добро на отъезд домой.
    Мною снова овладел страх, когда надо было снимать дренаж, но в то же время я побежала в смотровую первой, предвкушая освобождение от него. Когда я улеглась на кушетку, у меня начался нервный смех, который я попыталась подавить. Спросила у медсестры, больно ли снимать дренаж, она ответила, что нет.
    Она сняла с ран пластыри (ран у меня 4 — первая над лобком, вторая и третья на высоте первой, но по бокам, и четвертая в пупке), прилепила новые пластыри, потом вытащила дренаж и завязала нитку (дренаж стоял в левой ране). Было действительно не больно, и сразу после снятия дренажа наступило заметное облегчение, боль при движении уменьшилась. Потом в манипуляционной мне сняли катетр и я почувствовала себя человеком. После этого мама помогла мне одеться и мы поехали домой.

    Каковы риски дренажа Джексона-Пратт?

    Область, где расположен дренаж, может повредить. Труба может засориться, сломаться или сломаться. Трубка может повредить вашу ткань. Инфекция может распространяться внутри вашего тела. Вы пропускаете менее 30 миллилитров за 24 часа. . Информация предназначена только для конечного пользователя и не может быть продана, перераспределена или использована иным образом для коммерческих целей.

    Эта информация предназначена только для обучения. Ваше намерение состоит не в том, чтобы давать медицинскую консультацию о заболеваниях или лечении. Проконсультируйтесь с вашим врачом, медсестрой или фармацевтом перед тем, как следовать медицинскому режиму, чтобы узнать, безопасно ли оно для вас.

    Когда удалять дренажи и зонды после операции?

    Задачей мониторинга является возможно ранняя регистрация физиологических нарушений, чтобы как можно быстрее назначить корригирующую терапию. Инвазивность мониторинга зависит от тяжести заболевания у конкретного больного: чем тяжелее пациент, тем больше используется датчиков и зондов и тем меньше вероятность выживания.

    Всестороннее обсуждение постоянно увеличивающихся методов физиологического мониторинга выходит за рамки задач этой главы. Тем не менее отметьте, пожалуйста, следующее:

    Чтобы своевременно реагировать на предупреждающие сигналы монитора, вы должны прекрасно ориентироваться в используемой технике и обязаны четко отличать действительно остро возникшие физиологические отклонения от механических и технологических артефактов мониторинга.

    Следует понимать, что все методы мониторинга чреваты мириадами потенциальных ошибок , связанных как с той или иной технологией, так и с особенностями пациента. Настороженность и здравые клинические суждения имеют первостепенное значение!

    Благодаря внедрению новых технологий, мониторинг становится все сложнее (и дороже). Более того, техника мониторинга служит причиной большого количества ятрогенных осложнений в хирургических БИН. Пользуйтесь мониторингом выборочно, не поддаваясь Эверест-синдрому: «Я взобрался на него, потому, что он там стоит». Прежде всего, спросите себя: «А это действительно нужно пациенту?» Вспомните, что существуют более безопасные и дешевые альтернативы инвазивного мониторинга. Например, у стабильного пациента удалите артериальный катетер, так как АД легко можно измерить привычным сфигмоманометром, а р02 и другие показатели крови могут быть взяты традиционным путем. Каждый раз, осматривая пациента, спрашивайте себя, какой из установленных катетеров и зондов может быть удален: назогастральный зонд, катетер Сван-Ганца, центральный венозный, артериальный, периферический венозный или мочевой?

    Назогастральный зонд . Длительное оставление этого зонда якобы для борьбы с паралитическим илеусом в послеоперационном периоде является общепринятым, но совершенно необоснованным ритуалом. Концепция, что назогастральный зонд «защищает» расположенный ниже кишечный анастомоз, смехотворна, так как несколько литров кишечного сока выделяется каждый день ниже разгружаемого желудка. Назогастральный зонд крайне раздражает пациента, затрудняя дыхание, вызывая эрозии пищевода и поддерживая желудочно-пищеводный рефлюкс. Традиционно хирурги оставляют его до тех пор, пока отделяемое из желудка не достигнет определенного предела (например, 400 мл/сут); зачастую это просто ненужные пытки. Неоднократно показано, что большинство пациентов после лапаротомий, в том числе и после вмешательств на верхнем отделе ЖКТ, вовсе не нуждаются в назогастральной декомпрессии или она необходима всего на 1-2 дня. У пациентов в бессознательном состоянии, когда необходимо защищать верхние дыхательные пути от случайной аспирации, назогастральный зонд может быть использован избирательно. После экстренных абдоминальных вмешательств его применение обязательно у пациентов, находящихся на ИВЛ, в бессознательном состоянии и у оперированных по поводу кишечной непроходимости. Во всех других случаях удаляйте назогастральный зонд на следующее утро после операции.

    Дренажи . Несмотря на всеобщее убеждение в том, что эффективно дренировать свободную брюшную полость невозможно, дренажи не только используются повсеместно, но ими даже злоупотребляют (глава 10). В довершение к ложному ощущению безопасности и подстраховки (которые они якобы обеспечивают) дренажи могут вызывать пролежни кишок или кровеносных сосудов и способствовать инфекционным осложнениям. Полагаем, что вы используете дренажи лишь для эвакуации содержимого из полости вскрытого абсцесса, чтобы дренировать потенциальный источник висцеральной секреции (например, желчной или панкреатической) и контролировать кишечный свищ, когда кишка не может быть экстериоризирована. Пассивный открытый дренаж не исключает бактериального загрязнения в обоих направлениях, а потому не должен применяться.

    Используйте только активную закрытую дренажную систему с трубками , находящимися вне контакта с висцеральными полыми органами. Расположение дренажей непосредственно у анастомоза в надежде, что возможная утечка кишечного содержимого реализуется скорее в кишечный свищ, чем в перитонит, — устаревшая догма; показано, что дренажи вносят свой вклад в расхождение швов анастомоза. Высказывание: «Я всегда дренирую зону толстокишечного анастомоза не менее 7 дней» — относится к темным дням хирургической практики. Удаляйте дренажи, как только они выполнили свою роль.

     

    Возможно, будет полезно почитать:

     



    Источник: www.medidi.ru