Доктор мясников о лечении печени

Глава 1
Русская рулетка или если у вас обнаружены

1. Вегетососудистая дистония

2. Узел в легком

3. Камни желчного пузыря

4. Киста печени

5. Киста почки

6. Повышение внутричерепного давления

7. Уреаплазма

8. Эрозию шейки матки

9. Эндометриоз

10. Инфекция мочевыводящих путей

11. Миома

12. Шум в сердце

13. Положительная реакция Манту

14. Уплотнение в молочных железах

15. Узлы щитовидной железы

16. Дисбактериоз

17. Тромбоз глубоких вен голени

18. Увеличение лимфоузлов

Сегодня стали доступными многие диагностические методы: ультразвук, томография, эндоскопия и прочие. И подтверждается циничное выражение врачей: «Был бы человек, а болезнь найдется!». Действительно, пришел человек к врачу с одним, например, после УЗИ выходит бледный: и в почке камень, и в печени киста, и полип в желчном пузыре! А ведь не болит ничего, ходил и не знал, а теперь-то что делать? Это, кстати, одна из проблем всеобщей диспансеризации – случайные находки, с которыми неясно, что потом делать.

Именно поэтому на Западе перечень параметров, которые должны проверяться при диспансеризации, ограничен и строго регламентируется. Прицельно ищут то, что при исправлении предотвратит болезнь, например, полип толстой кишки или начальное повышение сахара. А что толку всем делать УЗИ печени или почек, если реальную проблему находят у одного из тысячи, а у 50 % остальных обнаружатся изменения, которые не имеют ясной клинической значимости.

Как старая история про чемодан без ручки: и нести неудобно, и бросить жалко! Без внимания уже не оставишь, каскад дальнейших исследований может привести только к расходам и, главное, поселит вечную тревогу у пациента: «Так что же у меня такое?». Недаром врачи бьют тревогу: необоснованные исследования нарастают как снежный ком и при последнем анализе в США составили аж 30 % от общего количества! И вот начинается: «У меня случайно обнаружили…».

1.1. Вегетососудистая дистония

Один из самых распространенных диагнозов в нашей стране – это вегетососудистая дистония (ВСД). Он ставится практически каждому, но особенно часто – молодым девушкам. Между тем такой болезни в международной классификации нет.

Симптомы, на которые вешается ярлык «вегетососудистая дистония», неспецифичны: легкая раздражительность, слабость, боль в голове, головокружение, нарушение аппетита и сна, повышенная нервозность и утомляемость, потливость рук и многое другое.

Пациентам дают какие-то никому не помогающие таблетки. Раньше это был беллатаменал, еще какие-то лекарства, известные только в России. Так эти пациенты по жизни и идут: «Ах, у меня пониженное давление, у меня потеют руки, у меня вегетососудистая дистония!». Я реально устал это слышать!

На самом деле, как это часто в нашей медицине происходит, вегетососудистая дистония стала очередной ямой, в которую сбрасывается масса диагнозов врачами, которые не разобрались, что с больным в действительности.

Хорошо, когда с этим отношением сталкиваются здоровые люди со временным нарушением регуляции кровяного давления и другими функциональными состояниями организма. Все мы живые люди, испытываем стресс, и никто не требует от нас быть роботами и машинами. Наибольшая угроза для такого пациента – принять горсть бесполезных лекарств и укорениться в мысли, что он болен.

Однако у многих других есть реальные болезни и проблемы.

Например, под диагноз ВСД часто подпадают люди с разновидностями нарушений работы щитовидной железы. Симптомы, приписываемые ВСД, одновременно являются классическими симптомами заболевания щитовидки. Вместо того чтобы взять кровь на гормоны и лечить нарушение функции железы, врач диагностирует вегетососудистую дистонию и принимается долго и бесполезно лечить его бессмысленными лекарствами.

Тем временем у пациента спустя несколько лет проявится осложнение, например разрастается зоб или начинается не всегда безобидная аритмия. Скажу коллегам: хотите пользоваться диагнозом ВСД – пользуйтесь, хоть это и безграмотно, но тогда только после исключения патологии щитовидной железы в начале!

Сюда же, под диагноз ВСД часто загоняют и пациентов с синдром хронической усталости. Синдром хронической усталости – это, конечно, синдром исключения. Есть определенные критерии диагностики, врачи должны их знать и использовать при этом заболевании совершенно другое лечение.

Существует четкое определение синдрома хронической усталости: это состояние, которое усиливается при нагрузках, ухудшает качество жизни, мешает работе, общению и повседневным заботам, сопровождается болью и разбитостью во всем теле, пониженным давлением, плохим сном, частыми ангинами, периодическими болями в суставах, ухудшением памяти.

Правда, похоже на описание ВСД? Только хроническая усталость лечится не препаратами, а изменением поведения, определенными физическими нагрузками, психотерапией, групповой терапией. Однако синдром хронической усталости у нас пока значительно менее популярен, чем вегетососудистая дистония.

Добрых две трети вирусных заболеваний в нашей стране проходит под маской ВСД. Когда мы сталкиваемся с вирусами в повседневной жизни, то не всегда наблюдаем развернутую клиническую картину: высокая температура, ломота во всем теле, озноб. Заболевание может остро начаться, а потом его остаточные явления могут длиться несколько месяцев, или вирусная инфекция бывает просто вялотекущей. В таких состояниях, если взять кровь на анализ, можно увидеть, что за этими симптомами стоит вирус Эпштейна – Барр, цитомегаловирус, или другое вирусное заболевание.

Кстати, по анализам можно с уверенностью сказать: заболевание есть сейчас или оно было в прошлом. Часто прибегают пациенты и говорят: «Все пропало, я болею, у меня положительный вирус чего-то там!». У нас же любят выдавать анализы на руки ещё до комментария врача!

Так вот, имейте в виду: посмотрите на буковки перед словом «положительно»: если там стоит «IgM», значит, действительно у вас острая инфекция, если же – «IgG», то инфекция была в прошлом, а антитела остаются в крови иногда на всю жизнь, что и будет прослеживаться в анализах!

А сколько мы выявляем анемий у подобных «больных вегетососудистой дистонией»! Причем далеко не всегда безобидных: иногда за весьма умеренной анемией стоит рак, и упущенное время оборачивается метастазами.

Важно правильно оценить анемию еще в тот момент, когда гемоглобин снижен совсем незначительно. Обычно в таких ситуациях пациенту говорят: «Да у вас практически все нормально!». В то время как умеренная анемия опасна не сама по себе, а тем, что, как правило, она является симптом какого-то заболевания, особенно у мужчин (язва, эрозия, полип и проч.).

Из-за «списания» на ВСД мы пропускаем огромное количество хронических гепатитов, потому что вирусный гепатит не проявляется почти ничем, являясь практически «немым» заболеванием.

Вначале у больного проявляется некоторая слабость, снижается работоспособность. Помните, как у Д.К. Джерома: «Первый симптом появления болезни печени – отвращение ко всякому роду труду!». На самом деле перечисленные недомогание, чувство разбитости, снижение аппетита, появление раздражительности – все это классические симптомы начала вирусного гепатита. Но кто об этом помнит! А если в этот момент у человека заподозрить вирусный гепатит, взять кровь на соответствующий анализ и начать как можно раньше после подтверждения лечить, то, может, тогда у больного и не перешло бы все в хроническую форму, заканчивающуюся циррозом, а то и раком, как, к сожалению, бывает не так редко!

Поэтому надо врачу все-таки разбираться в каждой конкретной ситуации, обследовать человека, а не говорить ему о вегетососудистой дистонии и назначать ненужную таблетку с непонятным названием. А еще за симптомами ВСД может стоять такое состояние, как фибромиалгия. Эта болезнь у нас неизвестна, вернее, ее признаки мы привыкли относить к остеохондрозу позвоночника. На самом деле на 70% того, что мы понимаем под остеохондрозом, относится к проявлениям такого заболевания, как фибромиалгия! Это и боли во всем теле, прощупываемость болезненных точек, повышенная утомляемость, головные боли и плохой сон.

Причины фибромиалгии точно неизвестны, но для нас это и не главное. Самое главное – лечится фибромиалгия совсем по-другому, чем остеохондроз, обезболивающие играют при этом весьма ограниченную роль. Поэтому у нас так много больных с «остеохондрозом» мыкаются по врачам без результата, и уж точно остаются без помощи те больные фибромиалгией, на которых стоит «клеймо» ВСД!

Посмотрите на буковки перед словом «положительно»: если там стоит «IgM», значит, действительно, у вас острая инфекция, если же «IgG», то инфекция была в прошлом.

Это далеко не полный список состояний, которые традиционно подведены под диагноз вегетососудистой дистонии. В эту «мусорную корзину», не разбираясь, сбрасывают многие настоящие заболевания, в то время как разобраться в них – это искусство и прямая обязанность врача. Если у вас стоит диагноз «вегетососудистая дистония», поинтересуйтесь у доктора, что, собственно, он под этим понимает. Не стесняйтесь, может, хоть это даст толчок к началу правильного диагностического процесса.

1.2. Узел в легком

Это частая ситуация именно в нашей стране, потому как флюорография и рентгенография органов грудной клетки в России проводятся при диспансеризации, а в Америке – нет. Оно и понятно: мы ищем не рак легкого, а туберкулез, который у нас составляет 68 случаев на 100 000 населения, а у них – всего 4! И вот туберкулез не нашли, а обнаружили единичный узел в легком. Ситуация встречается в 6 % случаев! Что делать? Это может быть безобидное образование, а может – и периферический рак легкого!

В первую очередь не нужно паниковать. Если вы не курите, то шанс онкологии легких минимальный: в 90 % случаев рак легкого – это болезнь курильщиков! Если курите, то дальнейшая тактика зависит от дополнительных факторов риска, размеров узла и его характеристик. Даже в случаях высокого риска статистически доказано, что почти 90 % узлов имеют доброкачественный характер. Но с раком легкого шутки плохи: это ведущая причина смерти от онкологических заболеваний как у мужчин, так и у женщин! Женщины страдают раком груди значительно чаще, но его сегодня довольно успешно лечат. С раком легкого всё сложнее… Например, одна из его разновидностей, мелкоклеточный рак, на момент выявления оперативному лечению уже не подлежит – только химио– и лучевая терапия. Итак, алгоритм действий при случайно выявленном узле в лёгких следующий.

 

1. Оценить риски.

Это курение, курение, и еще раз курение! Нет безопасной формы курения! Доказано, что и сигареты, и сигары, и трубки, и даже жевательный табак вызывают не только рак легких, но и онкологию полости рта (тоже не сахар). У некурящих выясняют насчет факта вторичного курения: курят ли супруг или коллеги. Такое вторичное, или пассивное, курение является официально признанным канцерогенным фактором.

➢ Стаж курения. Особенно опасно, если он составляет более 15 лет, причем чем большее количество сигарет вы выкуриваете, тем больше риски. Если вы бросили курить, риск заболеть остается еще долгие годы и окончательно нивелируется лет через 10–15! И все равно риск в два раза выше, чем у тех, кто никогда не курил!

➢ Возраст. С годами шанс заболевания становится выше, у курильщика опасная черта проходит по 35 годам!

➢ Факторы окружающей среды и профессиональной деятельности.

Профессиональный контакт с углем, асбестом, радоном, облучение (помните о вреде частых компьютерных томографий; все эти «доктор, у меня спина болит, давайте просветим, что у меня там» – могут плохо кончиться). Небезопасны печное отопление, мангалы: для поваров восточной кухни это профвредность…

➢ Наследственность. Ни один вид онкологии не является исключением: вирусы, никотин, другие канцерогены у кого-то вызывают болезнь, а у кого-то нет, очень важна генетическая предрасположенность!

➢ Наличие характерной симптоматики: кашель, одышка, снижение массы тела. На ранних стадиях ожидать развернутой симптоматики не приходится, но настороженность должна быть.

2. Характеристики узла.

В первую очередь это размер: больше или меньше 8 мм. Далее у рентгенологов есть свои критерии, как они выглядят, нам же важен 3-й критерий: растет ли узел?

Результат: если риск маленький, например пациент – 30-летний человек, который никогда не курил, и размер узла меньше 8 мм, то повторяют компьютерную томографию, не рентгенографию! Тут уж нечего облучение считать: когда надо, тогда надо – через год, а потом еще раз через год. Узел не вырос – и забыли!

Другая история, если риск средний: человек моложе 35 лет, с не очень большим стажем курения, при этом узел также менее 8 мм. Здесь наблюдение более плотное: через 3, 6, 9, 12 и 24 месяца. Если узел у такого пациента больше 8 мм, то поступают по-другому: проводят позитронно-эмиссионную томографию (очень высокотехнологичный метод, мало где доступный) и пункционную биопсию.

Если риск высокий (пациент старше 35 лет и курильщик со стажем) и узел большой, больного отправляют на операцию, во время которой биопсия показывает, что к чему.

Но это случайно найденные узлы. Что же насчет направленного скрининга на раннее выявление рака легких? Многолетний анализ всех данных обусловил единодушное мнение всех медицинских сообществ пульмонологов и онкологов: обычная рентгенография (которую у нас по-простому называют рентгеном) для этого не подходит. Исследование выбора: компьютерная томография с низкой лучевой нагрузкой, но не всем. Статистика показывает, что польза такого подхода перевешивает возможный вред (а он есть: то же облучение, случайные находки, которые влекут каскад ненужных исследований, а то и операций) только у курильщиков со стажем. Сейчас, правда, на подходе и другие методы скрининга: исследования мокроты и даже анализ крови – опять-таки с «лучшими» результатами у курильщиков. Медицинские сообщества резонно замечают: «Мы тратим колоссальные усилия и ресурсы, чтобы предотвратить печальный исход, вы же можете сделать это сами, бросив курить, еще и в плюсе останетесь!»

Заметки на полях

Недавно в Израиле я посетил клинику, а заодно решился наконец на расширенное обследование: анализы делаю регулярно, но наличие факторов риска для развития болезни сердца как-то тревожило. А тут возможность провести «бескровную» коронарографию: посмотреть состояние сосудов сердца на мощном компьютерном томографе по специальной методике. Сделал. Через некоторое время доктор зовет меня в кабинет и говорит: «Сильно беспокоиться не надо, но проблемы есть… – показывает на экран: вот ваша правая коронарная артерия – все чисто, вот огибающая – тоже чисто, а вот тут»… – разворачивает изображение, и я вижу, что основная артерия, питающая сердце, почти полностью забита. «Да, вот здесь проблемы», – говорит доктор и продолжает что-то объяснять. А я, в ступоре от такой новости, продолжаю смотреть на экран, перебирая в голове, где и когда мне делать операцию на сердце. И вдруг замечаю, что вверху на снимке стоит ДРУГАЯ ФАМИЛИЯ! Я постучал по плечу доктора, который продолжал что-то ворковать, и сказал:

– Эй, доктор, я ведь не Шульц.

– Да? – удивился доктор, – А кто же?

– Я Мясников!

– А… Ну и слава Богу! – отреагировал он. – Вот ваши снимки, у вас все хорошо!

1.3. Камни желчного пузыря

При нынешней доступности УЗИ камни желчного пузыря как случайная находка встречаются очень часто. Несколько лет назад обследовали все взрослое население одного небольшого итальянского городка и выявили бессимптомные камни почти у каждого десятого! И что прикажете делать? Оперировать всех подряд? В России подход до сих пор именно такой – будто мы самые богатые!

В странах, которые тратят на свое здравоохранение в ТРИ раза больше, чем мы, поступают иначе. Там случайно выявленные камни не удаляют профилактически, а делают это только если развивается симптоматика, например желчная колика. Резоны? Шанс, что такой камень тебя потревожит, довольно мал: менее 10 %. Тогда зачем оперировать девять человек зря, чтобы предотвратить желчную колику у одного? Это не только дорого, но операция есть операция и может быть чревата хирургическими осложнениями, хотя сегодня их процент очень мал, но всё равно больше нуля.

Перспективнее проводить профилактику камнеобразования. Для этого надо знать факторы риска, которые к нему приводят. Это:

➢ возраст и пол. С возрастом шанс увеличивается, особенно у женщин;

➢ беременность;

➢ ожирение, например, если в американских лицензионных экзаменах вопрос начинается так: «40-летняя полная женщина, перенесшая три беременности…», – дальше можно не читать и сразу искать в ответах вариант с камнями желчного пузыря;

➢ наследственность – куда без неё;

➢ женские половые гормоны – эстрогены, в том числе и те, что содержатся в противозачаточных таблетках;

➢ некоторые антибиотики, например любимый во всех больницах цефтриаксон – роцефин (настолько популярен и в американских госпиталях, что его там прозвали «витамин R»!);

➢ диабет, цирроз;

➢ эпизоды голодания и быстрой потери веса.

Многие спрашивают: а можно ли эти камни растворить? В принципе можно, но принимать препарат надо много месяцев, и эффект весьма слабый. Да и зачем? А вот защитные факторы, предупреждающие образование камней, есть: диета, богатая растительным маслом, белками растительного происхождения, аскорбиновой кислотой, а также кофе (да-да, опять кофе, хорош не только для печени, но и для предупреждения камней!).

Из лекарств – так называемые статины, которые применяют для снижения холестерина. Вообще мы до сих пор толком до конца не знаем, как они действуют: камням вот препятствуют, остеопороз (ослабление структуры кости) уменьшают, даже старческое слабоумие предупреждают! (Но с ними и диабет чаще, и катаракта, а без них «сердечнику» тоже никак – польза перевешивает все «но»!)

Еще кое-что из российской действительности – любимое утверждение врачей УЗИ: вижу у вас хлопья или даже перья! Ну добро бы видел и молчал: ни о чем это не говорит с практической точки зрения, так ведь еще и лечить это начинают, БАДы всякие…

1.4. Киста печени

Другая случайная находка при проведении УЗИ – киста печени. Ее можно найти у 1 % людей. Термин «киста» обозначает полость, которая обычно состоит из стенок и содержимого. Подобная находка у человека, не имеющего никаких жалоб, как правило, не влечет никаких действий. Однако некоторые неприятные болезни также могут иметь похожую картину. Это и онкологические процессы, и инфекции (паразиты), и некоторые наследственные заболевания (поликистоз почек часто сопровождается поликистозом печени).

Хорошая новость: сегодняшняя аппаратура позволяет достаточно надежно отличать доброкачественные кисты от других заболеваний. Для сложных случаев есть компьютерная томография и как последний довод – пункция. Может ли «простая» киста (это официальное название доброкачественных кист, конечно же, перевод с английского) вызывать какие-либо симптомы? Если киста большая, то может появиться боль в животе, тошнота, чувство переполненности и т. п. Но еще раз: симптоматическими бывают лишь небольшие кисты, не более 4 сантиметров. А самая большая выявленная киста вмещала 17 литров жидкости! Вообще не представляю, как эта женщина еще ходила?

Кстати, кисты печени чаще встречаются у женщин. Мелкие кисты(<4 см) своим хозяевам обычно никаких неудобств не доставляют и дальнейшего наблюдения не требуют. Если пациент с маленькой кистой все же испытывает периодически тошноту, изжогу, отрыжку, боли в животе, следует искать другую причину этих симптомов, например гастрит или желчную колику. Кисты большего размера наблюдают раз в полгода на протяжении двух лет – если они не растут, дальнейшее наблюдение не требуется. Если есть рост и появляются симптомы, беспокоящие больного, то пункция или лапароскопическая операция (без большого разреза) ведет к надежному излечению.

Киста печени встречается у 1 % пациентов и, если жалоб нет, как правило, не требует никаких врачебных действий.

Эхинококковая инфекция также может приводить к образованию кист в печени. Это паразитарное заболевание, которое передается человеку через собак, коз, овец, верблюдов, лошадей и проч. При этом кисты могут образовываться не только в печени, но и в других органах, например в легких. Обычно инфекция много лет существует бессимптомно, и киста начинает проявлять себя по мере роста. Как правило, распознать эхинококковую кисту и отличить ее от «простой» при УЗИ не представляет затруднений, к тому же анализ крови на наличие этой инфекции поможет установить окончательный диагноз. Лечение подобных кист зависит от их структуры и размера: от простого наблюдения за ними или приема противопаразитарных лекарств до пункции и хирургии.

Существуют некоторые виды онкологии печени, которые тоже могут иметь форму кисты, однако УЗИ прекрасно отличает их от простых кист. Для онкологии печени более характерны плотные образования со своими специфическими характеристиками. Однако и плотные образования в печени, найденные при случайном УЗИ, в подавляющем большинстве случаев имеют доброкачественный характер. Например, гемангиомы – разрастание сосудов в виде клубка, встречаются довольно часто, особенно у женщин. Вероятно, играет роль чувствительность этих образований к женским половым гормонам – эстрогенам.

Тот же подход, как и в случаях с кистами: маленькие, размером более 4 сантиметров тревог не вызывают и лечатся, только если они быстро растут. Одно «но»: УЗИ не очень надежно определяет именно гемангиому, поэтому подход такой: если у пациента уже было (есть) заболевание печени или образование большое, его характер уточняется на компьютерной томографии. Если никаких настораживающих признаков нет и размер небольшой, достаточно повторить УЗИ пару раз с интервалом в несколько месяцев и при отсутствии тенденции к росту перестать беспокоиться!



Источник: www.litres.ru