Анализы на аутоиммунный гепатит

Для лечения печени наши читатели успешно используют Leviron Duo. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

Печень — это один из жизненно важных органов человеческого организма. Поэтому, для того чтобы получить полное представление о ее работе, сдаются печёночные пробы. Именно этот тест помогает определить наличие опасного заболевания, а также степень повреждения органа.

Функциональные пробы печени — это биохимический и радионуклидный анализы крови, которые показывают полную картину об оттоке желчи, повреждении клеток, воспалении и нарушении структуры органа. Печёночные пробы это, что ни на есть, главный тест для определения серьезной патологии печении и ее работы.

Что входит в печёночные пробы:

  • АЛТ;
  • АСТ;
  • ГГТ;
  • ЩФ;
  • билирубин прямой, непрямой, общий;
  • белок общий;
  • альбумин.

Изменения концентрации ферментов, превышение или снижение их от стандарта — это главный симптом нарушений в человеческом организме.

Далеко не все люди регулярно сдают анализ крови, печёночные пробы. Но есть и ряд симптомов, которые становятся предвестниками опасных заболеваний органа. К ним относятся:

  1. Желтизна глаз и кожи.
  2. Болевые ощущения в правом боку в области нижней части ребер.
  3. Частое чувство тошноты.
  4. Чувство горечи во рту.
  5. Необъяснимое поднятие температуры тела.

Это далеко не все симптомы, на основе которых врач может назначить обследование, чтобы получить точные показатели печени. Например, это может быть большая масса тела, диабет, гепатит, алкоголизм и др. При гепатите печеночные пробы и вовсе являются наиболее важными тестами.

Почему повышаются печёночные пробы? Многие заболевания и препараты способны повлиять на состав крови. Но основные причины их повышения таковы:

  • гепатиты группы А, В, С, D;
  • прием статинов;
  • сердечная недостаточность;
  • ожирение;
  • алкоголь.
  • целиакия;
  • гемохроматоз;
  • рак печени;
  • панкреатит;
  • гипотиреоз;
  • болезнь Вильсона;
  • мононуклеоз и прочие.

Если результаты обследования отклонены от стандарта, но видимых симптомов болезни нет, то необходимо повторить обследование.

Как сдавать печёночные пробы детально расскажет лечащий врач. Но существует единые правила подготовки к биохимическому анализу крови на печеночные пробы.

Как берут печёночные пробы у взрослого:

  1. Сдать кровь на печеночные пробы рекомендуется на голодный желудок. Диету желательно соблюдать около суток перед сдачей теста.
  2. Перед сдачей крови лучше немного отдохнуть (20-25 минут).
  3. За сутки до сдачи теста не стоит употреблять алкоголь, медикаменты, заниматься интенсивной физической нагрузкой.

При сдаче теста на ферменты печени детям, врачи рекомендуют поить ребенка по 150-200 мл воды в течение получаса.

Печёночные пробы расшифровка анализа норма и ее отклонение отличается у мужчин, женщин и детей. Для мужского пола результаты печени при анализе крови могут отличаться с приемом очень жирной еды перед ним.

Норма Алт и Аст печеночных проб у женщин от 4 до 49 (4-46), у мужчин же от 4 до 34 (4-30).

Билирубин общий, что у женщин, что у мужчин в стандарт одинаковый от 3.4 до 17. То же касается билирубина прямого от 0 до 3.3 и билирубина непрямого от 2.4 до 13.4. Альбумин составляет от 34 до 49. ЩФ от 31 до 116. Белок общий от 64 до 84. ГГТ у женщин от 2 до 54, у мужчин от 4 до 37. Повышенные печеночные показатели в крови у людей с заболеваниями почек так же считается нормой. Повышенные печёночные пробы свидетельствуют о наличии патологий.

При исследовании нормы биохимического анализа печени необходимо взять во внимание наличие различных хронических заболеваний пациента, медикаменты, которые он употребляет, а также его возраст и пол. Для еще не рожавших женщин норма печеночных проб разная в период беременности и кормления грудью. Конечно же, все индивидуально, но значения нормальных показателей функциональных проб печени все же стоит знать. Ведь, если показатель печеночный крови повышен, то стоит немедленно обратиться к специалисту.

Печёночные показатели биохимического анализа крови могут рассказать о многих болезнях. Чаще всего направление на их прохождение выдается при подозрениях на болезни печени или же для отслеживания уже имеющихся. Самыми основными считаются 4 критерия, по которым врач определяет патологию: АЛТ, АСТ, ЩФ, ГГТ. Для этого пациент сдает кровь на печёночные пробы, расшифровка ее результатов говорит о многом.

Например, если печеночные пробы АЛТ и АСТ-гамма завышены, то присутствуют повреждения клеток печени, наличию гепатита или же аутоиммунной болезни. Иногда результаты высокие из-за приема гепатотоксических препаратов. Завышенный уровень гемотеста печеночных проб ЩФ и ГГТ говорит о том, что есть застой желчи. Обычно причина этому закупорка путей по выведению желчи гельминтами или же по другой причине. Билирубин печеночных проб помогает установить, если застой или повреждения. А если к нему добавляются и завышенные печеночные пробы АЛТ и АСТ, то значит есть сильные повреждения клеток органа. Если печеночные показатели биохимического теста крови повышены по нескольким пунктам (ЩФ, ГГТ, билирубин), то это сигнал о возможном появлении холестаза. Если альбумин и общий белок находятся в стандартных границах, то функция печени налажена. Понижение этого индекса свидетельствует о сбоях.

Печеночные пробы показывают патологии не только у взрослого человека, но и у ребенка. На основе плохого показателя печени врач может назначить дополнительное обследование и сделать начальные предположения по заболеванию и дальнейшему лечению.

Печёночные пробы у детей берутся, как и у взрослых из вены, у грудничков и новорожденных — из пятки. У новорожденных и детей норма печеночных проб разная. На данные результата имеет влияние возраст, рост, пол и гормоны ребенка. Когда малыш растет, то любые врожденные патологии и отклонения постепенно возвращаются в норму. Конечно же, что у взрослых стандарт, то у детей считается отклонением, и наоборот.

Перед обследованием обязательно надо уведомить врача о всех лекарствах, которые принимает мать (в случае грудного вскармливания) и ребенок. А также, когда было последнее употребление пищи.

При исследовании результатов используются практически все индексы, что и у взрослых:

  1. АЛТ. Повышение или понижение данного коэффициента является наличием болезни желчного пузыря и желчных путей, а также о повреждений самого органа.
  2. АСТ. Увеличение данного фермента сигнализирует про сбои в работе мышц скелета, крови, сердца и печени.
  3. ГГТ. Увеличение этого фермента дает информацию о патологии печени, уменьшение — неправильная работа щитовидной железы.
  4. ЩФ. Увеличение является признаком болезни почек, костей, печени и желчного, а вот уменьшение — анемии и нехватки половых гормонов в подростковом возрасте.
  5. Биллирубин. Увеличение дает информацию о наличии желтухи, порока сердца и проблемах с выводом желчи.
  • АСТ — до 6 месяцев (21-69), до 12 месяцев (14-59);
  • АЛТ — до 1 недели (48), до 12 месяцев (53), от 1 до 3 лет (32), от 3 до 6 лет (28), от 6 до 15 лет (38);
  • билирубин общий — до 12 месяцев (14 -66), от 12 до 17 месяцев (3.3-20.6);
  • ГГТ — до 6 недель (19-199), до 12 месяцев (4-58), до 15 лет (4-21);
  • ЩФ — до 6 недель (69-369), до 12 месяцев (79-469), от 1 до 10 лет (64-359), от 10 до 15 лет (79-439).

При беременности повышенный печёночный тест может сигнализировать об имеющихся серьезных болезнях, которые могут повлиять не только на мать, но на всю беременность и дальнейшее развитие ребенка.

На разных этапах беременности в норме коэффициенты отличаются.

Например, во время 1 триместра:

  • АЛТ (31), АСТ (30), ГГТ (35), ЩФ (39-139), альбумин (31-49), общий билирубин (3,3-21,5), прямой билирубин (0-7,8), билирубин непрямой (3,3-13,6); общий белок (62-82).
  • АЛТ (30), АСТ (29), ГГТ (35), ЩФ (39-139), альбумин (27-55,7), общий билирубин (3,3-21,5), прямой билирубин (0-7,8), билирубин непрямой (3,3-13,6); общий белок (62-82).
  • АЛТ (30), АСТ (29), ГГТ (35), ЩФ (39-139), альбумин (25,5-66), общий билирубин (3,3-21,5), прямой билирубин (0-7,8), билирубин непрямой (3,3-13,6); общий белок (61-82).

Повышение ЩФ во втором триместре допускается до 191, а в третьем — до 239.

При беременности зачастую бывает, что повышаются многие индексы тестов, но это не повод для беспокойства. В медицине это называется синдромом Жильбера, который является врожденным заболеванием и не имеет никакого риска для здоровья ребенка.

Что делать, если плохие анализы печени? Главное не впадать сразу в депрессию. Помочь определить причину таких отклонений может только специалист. В любом случае не стоит заниматься самолечением, особенно если есть беременность. Тогда можно существенно навредить развитию и здоровью будущего малыша. Причина отклонения от нормы анализов может быть всего лишь в употреблении жирной пищи непосредственно перед сдачей. Повторная сдача проб поможет в развеивании или же все же подтверждении имеющихся сбоев в организме.

Врачи рекомендуют для получения более достоверных результатов и не получения повышенных печеночных проб придерживаться диеты.

Анализы Крови: РАБОТА ПЕЧЕНИ (общий белок/билирубин/щёлочная фосфатаза/АСТ/АЛТ).

Вирусные гепатиты представляют собой очень актуальную проблему здравоохранения. К сожалению, частота заболеваемости ними высока и продолжает расти. Некоторые виды вирусных гепатитов, например, B и C, при несвоевременной диагностике могут вызвать такие серьезные осложнения, как цирроз печени и даже рак. Реальную угрозу эта инфекция представляет и при беременности – как для будущей матери, так и для ребенка.

В настоящее время известно несколько вирусов, которые могут вызвать гепатит. Они обозначаются латинскими буквами: вирус гепатита A, B, C, D, E и т. д. Также заболевания гепатитами могут возникать при инфицировании ВИЧ/СПИД, вирусом герпеса, цитомегаловируса и других. Осложняет течение болезней печени ассоциация вирусов, так называемые микст-инфекции. Особенно неблагоприятно сочетание вируса гепатита с ВИЧ/СПИД.

Для установления диагноза применяется сбор анамнеза, оценка клинической симптоматики, лабораторные и инструментальные методы исследования.

В этой статье мы рассмотрим особенности лабораторных методов исследования на вирусный гепатит.

С целью оценки функции и степени поражения печени, общей реакции организма на проникновение возбудителя заболевания, а также для определения вида вируса применяются лабораторные методы исследования. Некоторые из них часто являются решающими в вопросе идентификации возбудителя заболевания.

Все многообразие анализов при гепатите можно условно разделить на три группы:

  1. Общеклинические исследования – общий анализ крови и мочи.
  2. Биохимические исследования крови – так называемые печеночные пробы и некоторые другие.
  3. Специфическая диагностика или выявление маркеров гепатита – определение вида, генотипа вируса, а также его количества в крови. Также в некоторых случаях возможно определить давность инфицирования и оценить иммунный ответ организма больного на возбудителя.

Самые элементарные анализы, которые может сделать практическая любая государственная или частная лаборатория. Изменения в них являются неспецифическими и указывают на общую реакцию организма на внедрение вируса.

Кровь надо сдавать утром натощак. Срок готовности этих анализов обычно 1 день.

В общем анализе крови при вирусном гепатите часто встречаются:

  • Лейкопения – снижение лейкоцитов в крови. Происходит в основном за счет уменьшения лимфоцитов (лимфопении), которые являются одним из видов лейкоцитов. Снижение лимфоцитов происходит в результате активной гибели этих клеток в борьбе с вирусом.
  • Ускорение СОЭ. Указывает на воспалительный процесс.
  • Тромбоцитопения – снижение тромбоцитов в крови. Указывает на нарушение свертывающей функции печени, особенно, в сочетании с изменениями в коагулограмме.

В общем анализе мочи часто встречается увеличение количество уробилина в связи с нарушением функции печени по выведению билирубина.

Для лечения печени наши читатели успешно используют Leviron Duo. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

Исследуются возможные нарушения обмена веществ, в которых участвует печень. Также оценивается степень поражения печени вирусом.

Перед исследованием не рекомендуется употребление излишне жирной пищи, алкоголя и курения. Также нужно отложить физические нагрузки. Кровь надо сдавать утром натощак. Срок готовности составляет от одного до двух дней.

Чаще всего исследуются комплекс анализов с условным названием «печеночные пробы». В этот комплекс входят:

  • Уровень билирубина – общий и его фракции: прямой и непрямой. При заболеваниях печени, как правило, происходит значительное увеличение этих показателей, особенно, при наличии желтухи.
  • Определение активности печеночных трансаминаз: аланинаминотрансферазы (АЛТ), аспартатаминотрансферазы (АСТ), щелочной фосфатазы (ЩФ), иногда – гамма-глутамилтрансферазы (ГГТ). Реже исследуются другие трансаминазы (ЛДГ-5, ГДГ и др.) Эти показатели значительно увеличиваются при поражении печени вирусом, иногда – в несколько десятков раз, что указывает на цитолиз либо холестаз.
  • Оценка белково-синтезирующей функции печени, которая заметно нарушается при гепатите. Определяют уровень общего белка крови и его фракций: альбумин и глобулин. Также применяются осадочные пробы, например, тимоловая.
  • Коагулограмма – оценка свертывающей системы, которая также нарушается в сторону гипокоагуляции и склонности к кровотечениям.

Иногда также определяют показатели липидного обмена (уровень холестерина, триглицеридов), азотистого обмена и другие.

Главным преимуществом специфической диагностики – определения маркеров гепатита является возможность идентификации возбудителя болезни. Это позволяет оптимально подобрать лечение и улучшить прогноз течения болезни.

При проведении специфической диагностики возможно выявление:

  • Антигена возбудителя (вируса гепатита).
  • Специфических антител, которые вырабатывает организм больного в ответ на проникновение вируса – суммарных или отдельных классов.
  • Вирусных нуклеиновых кислот, из которых состоит геном вируса – ДНК или РНК. Интересно знать, что геном практически всех вирусов гепатита содержит РНК. Исключением являются вирус гепатита B и TTV, у них в структуре генома – ДНК.

Помимо уточнения этиологии возбудителя (специфической РНК или ДНК), возможно диагностировать разновидность вируса (генотип), его количество и активность в организме больного (вирусная нагрузка).

А определение классов антител (суммарные или отдельно – классов IgM или IgG) позволяет приблизительно судить о давности заражения и адекватности иммунной реакции организма больного на наличие инфекции.

Методы определения маркеров вирусных гепатитов

Для составления полноценной картины о вирусе – возбудителе инфекционного поражения печени применяются несколько методов диагностики. Каждый из них служит для идентификации определенных маркеров.

Иммуноферментный анализ (ИФА) – служит для определения антигенов и антител к вирусу гепатита. Широко распространен в медицинской практике. Используется также для скринингового обследования, например, беременных.

Обычно определяются суммарные антитела, что позволяет получить более полную информацию об иммунном ответе организма больного.

Если нет возможности сделать суммарные антитела, применяется метод определения отдельных классов антител – специфических IgM или IgG.

Анализ рекомбинантного иммуноблоттинга (РИБА) – альтернатива ИФА. Более точный, но и более дорогой. Используется для подтверждения положительных результатов при ИФА.

Иммунохроматографический анализ (ИХА) – «экспресс-тест». Этот анализ крови на гепатит осуществляется с помощью индикаторных полосок, панелей или тест-кассет. Менее чувствителен, чем ИФА и, тем более – РИБА.

Метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). Является «золотым стандартом» для диагностики возбудителя инфекции. Достаточно дорогостоящий. Этот анализ на гепатит проводится для идентификации возбудителя – определение РНК или ДНК генома вируса.

Также ПЦР позволяет определить генотип вируса, вирусную нагрузку. То есть метод ПЦР определяет генетический материал вируса, который содержится в геноме – РНК или ДНК.

Метод определения бывает количественным или качественным. Количественным методом ПЦР определяют, например, вирусную нагрузку – количество копий РНК или ДНК вируса в крови. Это позволяет выявить концентрацию и активность размножения его. Качественным методом ПЦР определяют наличие РНК или ДНК вируса в организме.

Большинство маркеров вирусного гепатита диагностируются в крови. Для этого необходимо сдавать кровь из вены, желательно, натощак. В данном случае условие не так категорично, как, например, при биохимических анализах. Срок выполнения таких исследований обычно составляет от одного до трех дней.

Однако в некоторых случаях необходимо определение наличия вируса в биопсийном материале печени. При этом используется метод ПЦР с целью определения РНК или ДНК вируса.

При беременности, помимо скрининга на гепатиты B и C, женщину обследуют на сифилис – реакция Вассермана (RW, РВ), и определяют антитела к ВИЧ/СПИД. Все эти инфекции очень опасны для будущего ребенка и могут осложнить течение беременности.

Анализ на сифилис(РВ) нужно сдать обычно три раза за беременность. Анализ для определения антител к ВИЧ, гепатитам B и C (методом ИФА) сдают также 2–3 раза. При наличии положительного результата анализ на ВИЧ перепроверяют методом РИБА. В случае подтверждения диагноза ВИЧ-инфекция, назначается антиретровирусная терапия при беременности. Лечение в таком случае проводит врач, имеющий специализацию по ВИЧ-инфекции.

Если обнаружены антитела к вирусным гепатитам B и/или C проводится дообследование методом ПЦР для определения вирусного РНК или ДНК, а также определение суммарных и классовых антител.

Иногда при беременности бывает ложноположительный анализ на гепатит C, реже – B. Это связано с особенностями иммунных реакций при беременности. Однако, окончательное подтверждение наличия вирусного заболевания печени у беременной должен проводить врач-инфекционист.

Любые методы исследования являются вспомогательными, даже ПЦР. Диагностику вирусного гепатита с расшифровкой результатов анализов, а тем более – назначение лечения, должен проводить только врач. Самостоятельная попытка расшифровки результатов анализов и установление диагноза чревата серьезными неблагополучными последствиями для вашего здоровья.

Анализ на гепатит С проводится при любых подозрениях на наличие коварного заболевания. Также людям, профессиональная деятельность которых связана с медициной, пищей или другими сферами обслуживания, необходимо ежегодно проходить тест на гепатит С. Эта мера поможет обезопасить самого человека и окружающее его население.

Эта болезнь является очень коварной, так как ее симптомы могут долго не проявлять себя. Разделяют несколько типов заболевания. Их сходство в том, что все они поражают печень. Зачастую встречаются гепатиты А, В и С. Биохимический анализ крови при гепатите помогает вовремя обнаружить наличие опасной болезни и начать своевременную терапию.

Определение всех гепатитов предполагает обнаружение возбудителя, выявление формы и установку уровня поражения печени. Чтобы определить все эти критерии, назначаются такие анализы:

  1. Общий анализ крови и мочи.
  2. Биохимическое исследование крови, печеночные пробы на компоненты АЛТ и АСТ.
  3. Анализ на полимеразную цепную реакцию (ПЦР).
  4. Иммунологическая диагностика кровяной жидкости, которая определяет наличие антител, продуцируемых печенью для устранения чужеродных агентов.
  5. Биопсия тканей печени.
  6. Другие тесты.

Первоначальным является обращение к терапевту, он пишет, какие анализы нужно сдать. Если подтверждается наличие гепатита, пациент направляется к узкому специалисту. Расшифровка анализов проводится лечащим доктором.

В зависимости от типа заболевания происходит исследование. Общий анализ крови на гепатит С, анализ мочи иногда не являются точными в диагностике такого заболевания. Они помогают выявить наличие недуга по различным изменениям в организме:

  1. Уменьшение концентрации гемоглобина.
  2. Свертываемость крови становится хуже.
  3. Снижение уровня лейкоцитов и тромбоцитов.
  4. Повышение скорости оседания эритроцитов.
  5. Изменение уровня компонентов АЛТ и АСТ в крови.
  6. Наличие уробилина в анализах мочи.

С помощью таких показателей становится возможным определить присутствие клеток вируса. С помощью биохимического анализа крови удается провести диагностику гепатита С посредством выявления:

  • пленочных ферментативных структур;
  • фракций билирубина;
  • сбоя в соотношении белковых соединений в крови;
  • увеличения уровня липидов в крови.

С помощью анализа ПЦР на определение гепатита С определяют структуры возбудителей заболевания методом ДНК исследования. Этот способ считается одним из самых точных и достоверных на сегодняшний день. Такие исследования являются очень восприимчивыми к инородным структурам в образце клеток ДНК, поэтому становится возможным выявить конкретный тип недуга. Если во время проведения данного исследования соблюдены все правила, результаты его будут наиболее достоверными.

С помощью иммунологического исследования образцов крови, удается определить наличие антител ко всем типам болезни. Можно сдать анализ самостоятельно, используя экспресс-анализ в виде тест-полоски, позволяющей обнаружить гепатит в крови. Биопсию тканей печени проводят посредством взятия образца тканей. Анализ подлежит рассмотрению под микроскопом. Так проводят общую оценку состояния органа.

В современной медицине существуют другие тесты, которые могут заменить биопсию (актитест, фибротест). Любые обследования проводят в медицинских заведениях на специализированной аппаратуре.

Преимущественное количество больных обращаются за медицинской помощью, когда состояние сильно ухудшается. Возникают такие жалобы, как:

  • потеря аппетита;
  • повышенная температура тела;
  • сильные головные боли или мигрени, которые отмечаются в течение длительного времени;
  • нарушения в пищеварении;
  • болезненные ощущения в мышцах и в боку справа.

Кроме упомянутых признаков, меняется окрас мочи: если для здорового человека норма — светло-желтый цвет, то во время гепатита моча меняется на темный цвет, похожий на крепкую заварку чая. Цвет кала также меняется, он становится светлым или совсем обесцвеченным. Происходит увеличение селезенки, одновременно меняются показатели АЛТ и АСТ, норма которых у здорового человека несколько отлична от показателей у носителя вируса.

Перечисленная симптоматика характерна для первых стадий болезни. Со временем, когда заболевание прогрессирует, поражение печени становится сильнее, у пациента происходит развитие желтухи. При этом недуге поражаются структуры и ткани печени, происходит снижение уровня ее функционирования. По той причине, что печень не в состоянии переработать билирубин, происходит его накопление. Переизбыток билирубина в органе проявляет себя в виде желтушности слизистых оболочек полости рта, глаз, эпидермиса. Во время таких проявлений состояние больного может незначительно улучшиться, но окрас мочи и кала не приходит в норму. Такие клинические признаки заболевания позволяют определить его наличие на следующих этапах развития.

Сдать анализ крови и определить точные результаты возможно спустя 6 недель после того, как прошло заражение. Поэтому зачастую на первых стадиях заболевания выявить его можно с помощью качественного и количественного анализа на РНК вирусного гепатита С. Кровь на гепатит С позволяет более точно обнаружить заболевание на запущенных его стадиях. Расшифровка анализа позволяет определить наличие самого заболевания или остаточных его явлений в виде выработанных организмом антител.

Зачастую заболевание поддается диагностике, когда перетекает в хроническую стадию. Это обусловлено тем, что вирус мутирует, организм не способен продуцировать нужные антитела до тех пор, пока произойдет мутация вируса. Расшифровка анализа производится доктором. В ней показано наличие в кровяной жидкости антител IgG, они характеризуют хроническую стадию течения гепатита С. Если выявляются антитела типа IgМ (анализ на гепатит положительный), это указывает на обострение гепатита С. Анализ крови на гепатиты В и С позволяет определить наличие заболевания и начать своевременную терапию.

Сомнительный результат анализа на гепатит С бывает очень редко. Это обусловлено особенностями функционирования иммунитета человека, неверным проведением забора крови, приемом определенных медикаментов. Согласно статистическим данным, у 15% больных недуг проходит сам, но в крови обнаруживаются антитела. Поэтому, когда проводится анализ на ПЦР, он показывает положительный результат.

Гепатиты вирусного генеза типа В, С и Д передаются через кровь или другие биологические жидкости:

  • во время переливания крови или ее компонентов;
  • во время незащищенного полового акта;
  • при использовании наркотических средств инъекционным способом;
  • во время проведения определенных медицинских манипуляций, хирургических вмешательств;
  • во время применения нестерильного инструментария при нанесении татуажа, пирсинга;
  • при использовании общих с больным человеком бритв, зубных щеток или других средств.

Для других типов вирусных гепатитов характерны заражения через немытые руки, фрукты или овощи.

Анализ крови на гепатиты В и С позволяет определить обострение заболевания и провести своевременное его лечение.

Для лечения гепатита используются методы, целью которых является восстановление поврежденных клеток печени, борьба с чужеродными агентами, которые спровоцировали патологические изменения в тканях органа. Поэтому терапия проводится комплексно — назначаются гепатопротекторы, лечебная диета. Для терапии используются иммуномодуляторы, противовирусные средства.

источник

Аутоиммунный гепатит – это прогрессирующее хроническое воспаление печени, протекающее с признаками перипортального или более обширного поражения и наличием аутоантител к печеночным клеткам. Клинические проявления включают астеновегетативные расстройства, желтуху, боли в правом подреберье, кожные сыпи, гепатомегалию и спленомегалию, аменорею у женщин, гинекомастию – у мужчин. Диагностика основывается на серологическом выявлении антинуклеарных антител (ANA), тканевых антител к гладкой мускулатуре (SMA), антител к микросомам печени и почек и др., гипергаммаглобулинемии, увеличения титра IgG, а также данных биопсии печени. Основу лечения составляет иммуносупрессивная терапия глюкокортикостероидами.

В структуре хронических гепатитов в современной гастроэнтерологии на долю аутоиммунного поражения печени приходится 10-20% случаев у взрослых и 2% — у детей. Женщины заболевают аутоиммунным гепатитом в 8 раз чаще, чем мужчины. Первый возрастной пик заболеваемости приходится на возраст до 30 лет, второй – на период постменопаузы. Течение аутоиммунного гепатита носит быстропрогрессирующий характер, при котором довольно рано развивается цирроз печени, портальная гипертензия и печеночная недостаточность, ведущая к гибели пациентов.

Вопросы этиологии аутоиммунного гепатита изучены недостаточно. Считается, что в основе развития аутоиммунного гепатита лежит сцепленность с определенными антигенами главного комплекса гистосовместимости (HLA человека) — аллелями DR3 или DR4, выявляющаяся у 80-85% пациентов. Предположительными триггерными факторами, запускающими аутоиммунные реакции у генетически предрасположенных индивидуумов, могут выступать вирусы Эпштейна–Барр, гепатитов (А, В, С), кори, герпеса (HSV-1 и HHV-6), а также некоторые лекарственные препараты (например, интерферон). Более чем у трети пациентов с аутоиммунным гепатитом выявляются и другие аутоиммунные синдромы – тиреоидит, болезнь Грейвса, синовит, язвенный колит, болезнь Шегрена и др.

Основу патогенеза аутоиммунного гепатита составляет дефицит иммунорегуляции: снижение субпопуляции Т-супрессорных лимфоцитов, что приводит к неуправляемому синтезу В-клетками IgG и разрушению мембран клеток печени – гепатоцитов, появлению характерных сывороточных антител (ANA, SMA, анти-LKM-l).

В зависимости от образующихся антител различают аутоиммунный гепатит I (анти-ANA, анти-SMA позитивный), II (анти-LKM-l позитивный) и III (анти-SLA позитивный) типов. Каждый из выделяемых типов заболевания характеризуется своеобразным серологическим профилем, особенностями течения, откликом на иммуносупрессивную терапию и прогнозом.

  • I тип. Протекает с образованием и циркуляцией в крови антинуклеарных антител (ANA) – у 70-80% пациентов; антигладкомышечных антител (SMA) у 50-70% больных; антител к цитоплазме нейтрофилов (pANCA). Аутоиммунный гепатит I типа чаще развивается в возрасте от 10 до 20 лет и после 50 лет. Характеризуется хорошим откликом на иммуносупрессивную терапию, возможностью достижения стойкой ремиссии в 20% случаев даже после отмены кортикостероидов. При отсутствии лечения в течение 3 лет формируется цирроз печени.
  • II тип. В крови у 100% пациентов присутствуют антитела к микросомам печени и почек 1-го типа (анти-LKM-l). Данная форма заболевания развивается в 10-15% случаях аутоиммунного гепатита, преимущественно в детском возрасте и характеризуется высокой биохимической активностью. Аутоиммунный гепатит II типа более резистентен к иммуносупрессии; при отмене препаратов часто наступает рецидив; цирроз печени развивается в 2 раза чаще, чем при аутоиммунном гепатите I типа.
  • III тип. Образуются антитела к растворимому печеночному и печеночио-панкреатическому антигену (анти-SLA и анти-LP). Довольно часто при этом типе выявляются ASMA, ревматоидный фактор, антимитохондриальные антитела (АМА), антитела к антигенам печеночной мембраны (антиLMA).

К вариантам атипичного аутоиммунного гепатита относят перекрестные синдромы, включающие также признаки первичного билиарного цирроза, первичного склерозирующего холангита, хронического вирусного гепатита.

В большинстве случаев патология манифестирует внезапно и в клинических проявлениях не отличается от острого гепатита. Вначале протекает с выраженной слабостью, отсутствием аппетита, интенсивной желтухой, появлением темной мочи. Затем в течение нескольких месяцев разворачивается клиника аутоиммунного гепатита. Реже начало заболевания постепенное; в этом случае преобладают астеновегетативные расстройства, недомогание, тяжесть и боли в правом подреберье, незначительная желтуха. У части пациентов аутоиммунный гепатит начинается с лихорадки и внепеченочных проявлений.

Период развернутых симптомов аутоиммунного гепатита включает выраженную слабость, чувство тяжести и боли в правом подреберье, тошноту, кожный зуд, лимфаденопатию. Для аутоиммунного гепатита характерны непостоянная, усиливающаяся в периоды обострений желтуха, увеличение печени (гепатомегалия) и селезенки (спленомегалия). У трети женщин при аутоиммунном гепатите развивается аменорея, гирсутизм; у мальчиков может наблюдаться гинекомастия. Типичны кожные реакции: капиллярит, пальмарная и волчаночноподобная эритема, пурпура, акне, телеангиэктазии на коже лица, шеи и рук. В периоды обострений аутоиммунного гепатита могу наблюдаться явления преходящего асцита.

К системным проявлениям аутоиммунного гепатита относится рецидивирующий мигрирующий полиартрит, затрагивающий крупные суставы, но не приводящий к их деформации. Достаточно часто аутоиммунный гепатит протекает в сочетании с язвенным колитом, миокардитом, плевритом, перикардитом, гломерулонефритом, тиреоидитом, витилиго, инсулинозависимым сахарным диабетом, иридоциклитом, синдромом Шегрена, синдромом Кушинга, фиброзирующим альвеолитом, гемолитической анемией.

Аутоиммунный гепатит диагностируется в ходе консультации гепатолога или гастроэнтеролога. Критериями патологии служат серологические, биохимические и гистологические маркеры. Согласно международным критериям, об аутоиммунном гепатите можно говорить в случае, если:

  • в анамнезе отсутствуют гемотрансфузии, прием гепатотоксичных препаратов, злоупотребление алкоголем;
  • в крови не обнаруживаются маркеры активной вирусной инфекции (гепатитов А, В, С и др.);
  • уровень γ-глобулинов и IgG превышает нормальные показатели в 1,5 и более раза;
  • значительно повышена активность АсТ, АлТ;
  • титры антител (SMA, ANA и LKM-1) для взрослых выше 1:80; для детей выше 1: 20.

Биопсия печени с морфологическим исследованием образца тканей позволяет выявить картину хронического гепатита с признаками выраженной активности. Гистологическими признаками аутоиммунного гепатита служат мостовидные или ступенчатые некрозы паренхимы, лимфоидная инфильтрация с обилием плазматических клеток. Инструментальные исследования (УЗИ печени, МРТ печени и др.) при аутоиммунном гепатите не имеют самостоятельного диагностического значения.

Патогенетическая терапия заболевания заключается в проведении иммуносупрессивной терапии глюкокортикостероидами. Такой подход позволяет снизить активность патологических процессов в печени: повысить активность Т-супрессоров, уменьшить интенсивность аутоиммунных реакций, разрушающих гепатоциты.

Обычно иммуносупрессивная терапия при аутоиммунном гепатите проводится преднизолоном или метилпреднизолоном в начальной суточной дозе 60 мг (1-ю неделю), 40 мг (2-ю неделю), 30 мг (3-4-ю недели) со снижением до 20 мг в качестве поддерживающей дозы. Уменьшение суточной дозировки проводят медленно, учитывая активность клинического течения и уровень сывороточных маркеров. Поддерживающую дозу пациент должен принимать до полной нормализации клинико-лабораторных и гистологических показателей. Лечение аутоиммунного гепатита может продолжаться от 6 месяцев до 2-х лет, а иногда и на протяжении всей жизни.

При неэффективности монотерапии возможно введение в схему лечения аутоиммунного гепатита азатиоприна, хлорохина, циклоспорина. В случае неэффективности иммуносупрессивного лечения аутоиммунного гепатита в течение 4-х лет, множественных рецидивах, побочных эффектах терапии ставится вопрос и трансплантации печени.

При отсутствии лечения аутоиммунного гепатита заболевание неуклонно прогрессирует; спонтанные ремиссии не наступают. Исходом аутоиммунного гепатита служит цирроз печени и печеночная недостаточность; 5-летняя выживаемость не превышает 50%. С помощью своевременной и четко проводимой терапии удается достичь ремиссии у большинства пациентов; при этом выживаемость в течение 20 лет составляет более 80%. Трансплантация печени дает результаты, сопоставимые с лекарственно достигнутой ремиссией, 5-летний прогноз благоприятен у 90% пациентов.

При аутоиммунном гепатите возможна лишь вторичная профилактика, включающая регулярное наблюдение гастроэнтеролога (гепатолога), контроль активности печеночных ферментов, содержания γ-глобулинов, аутоантител для своевременного усиления или возобновления терапии. Пациентам с аутоиммунным гепатитом рекомендуется щадящий режим с ограничением эмоциональных и физических нагрузок, соблюдение диеты, отвод от профилактической вакцинации, ограничение приема лекарственных препаратов.

источник

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

  1. Общий анализ крови: нормоцитарная, нормохромная анемия, нерезко выраженная лейкопения, тромбоцитопения, увеличение СОЭ. Вследствие выраженного аутоиммунного гемолиза возможна высокая степень анемии.
  2. Общий анализ мочи: возможно появление протеинурии, микрогематурии (при развитии гломерулонефрита); при развитии желтухи появляется билирубин в моче.
  3. Биохимический анализ крови: выявляет признаки очень активного заболевания; гипербилирубинемия с увеличением коньюгированной и неконьюгированной фракций билирубина; увеличение содержания в крови специфических ферментов печени (фруктозо-1-фосфатальдолазы, аргиназы); снижение содержания альбумина и значительное повышение у-глобулинов; повышение тимоловой и снижение сулемовой проб. Помимо гипербилирубинемии порядка 2-10 мг% (35-170 ммоль/л), отмечается очень высокий уровень у-глобулина в сыворотке, который более чем в 2 раза превышает верхнюю границу нормы. Электрофорез выявляет поликлональную, изредка моноклональную, гаммапатию. Активность сывороточных трансаминаз очень высокая и обычно превышает норму более чем в 10 раз. Уровень альбумина в сыворотке сохраняется в границах нормы до поздних стадий печёночной недостаточности. В ходе заболевания активность трансаминаз и уровень у-глобулина спонтанно снижаются.
  4. Иммунологический анализ крови: снижение количества и функциональной способности Т-лимфоцитов-супрессоров; появление циркулирующих иммунных комплексов и довольно часто — волчаночных клеток, антинуклеарного фактора; повышение содержания иммуноглобулинов. Может быть положительная реакция Кумбса, она выявляет антитела к эритроцитам. Наиболее характерны НLA-типы В8, DR3, DR4.
  5. Серологические маркеры аутоиммунного гепатита.

В настоящее время установлено, что аутоиммунный гепатит является гетерогенным заболеванием по своим серологическим проявлениям.

Для аутоиммунного гепатита характерна выраженная инфильтрация портальных и перипортальных зон лимфоцитами, плазматическими клетками, макрофагами, а также ступенчатые и мостовидные некрозы в печеночных дольках.

  1. Хронический активный гепатит с выраженной лимфоцитарной и плазмоклеточной инфильтрацией портальных и перипортальных зон, ступенчатыми и мостовидными некрозами печеночных долек (морфологическое исследование биоптатов).
  2. Непрерывное прогрессирующее течение заболевания с высокой активностью гепатита.
  3. Отсутствие маркеров вирусов гепатита В, С, D.
  4. Обнаружение в крови аутоантител к гладкой мускулатуре и антинуклеарных антител при 1 типе аутоиммунного гепатита; антител к печеночно-почечным микросомам при аутоиммунном гепатите 2 типа; антител к растворимому печеночному антигену при аутоиммунном гепатите 3 типа, а также волчаночных клеток.
  5. Выраженные системные внепеченочные проявления заболевания.
  6. Эффективность глюкокортикостероидной терапии.
  7. Болеют преимущественно девочки, девушки, молодые женщины до 30 лет, реже — женщины старшей возрастной группы после менопаузы.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9]

Некоторые типы аутоиммунного гепатита не имеют чётко установленной причины, другие связаны с известными агентами, такими как тиениловая кислота (диуретик), или с заболеваниями, например с гепатитом С и D. В целом при аутоиммунном гепатите неизвестной этиологии наблюдается более яркая клиническая картина, для него характерна более высокие активность сывороточных трансаминаз и уровень у-глобулина; гистологические изменения ткани печени свидетельствуют о более высокой активности, нежели в случаях с известной этиологией, а ответ на терапию кортикостероидами лучше.

[10], [11], [12], [13], [14], [15], [16], [17], [18]

Аутоиммунный хронический гепатит типа I (ранее называемый люпоидным) ассоциирован с высокими титрами циркулирующих антител к ДНК и гладкой мускулатуре (актину).

[19], [20], [21], [22], [23], [24], [25]

Тип II аутоиммунного хронического гепатита связан с аутоантителами LKM I. Он подразделяется на подтипы IIа и IIb.

[26], [27], [28], [29], [30], [31]

Антитела LKM I обнаруживаются в высоких титрах. Этот тип связан с тяжёлой формой хронического гепатита. Другие аутоантитела обычно отсутствуют. Заболевание в большей степени поражает девочек и может сочетаться с диабетом 1 типа, витилиго и тиреоидитом. У детей заболевание может быть фульминантным. При лечении кортикостероидами получен хороший ответ.

Основной антиген — цитохром, принадлежащий к подгруппе P450-2D6.

При аутоиммунном хроническом гепатите типа IIа могут быть найдены антитела к растворимому печёночному антигену, однако это не даёт оснований выделить особую группу больных с аутоиммунным гепатитом.

[32], [33], [34], [35], [36]

Антитела LKM I также обнаруживаются у некоторых больных с хронической HCV-инфекцией. Это может быть связано с общностью антигенов (молекулярная мимикрия). Однако более детальный анализ микросомальных белков показал, что аутоантитела LKM I у больных гепатитом С были направлены против антигенных участков белков Р450-11D6, отличающихся от таковых при аутоиммунном гепатите у LKM-положительных больных.

Тиениловая кислота. Другой вариант LKM (II), выявляемый с помощью иммунофлюоресценции, обнаруживается у больных гепатитом, вызванным запрещённым в настоящее время для клинического использования диуретиком тиениловой кислотой, который самостоятельно разрешается.

[37], [38], [39]

Некоторые больные с хронической инфекцией, обусловленной HDV, имеют циркулирующие аутоантитела LKM HI. Микросомальной мишенью является уридиндифосфатглутамилтрансфераза, которая играет важную роль в элиминации токсичных веществ. Влияние этих аутоантител на прогрессирование заболевания не уточнено.

[40], [41], [42], [43], [44], [45], [46], [47], [48], [49], [50]

Эти холестатические синдромы имеют свои маркёры, которые в случае первичного билиарного цирроза представлены сывороточными митохондриальными антителами, а при иммунной холангиопатии — антителами к ДНК и актину.

В 1950 г. Вальденстрем описал хронический гепатит, возникающий преимущественно у молодых людей, особенно у женщин. С этого момента синдрому давались различные названия, которые, однако, оказались неудачными. Чтобы не основываться на каком-нибудь одном из факторов (этиология, пол, возраст, морфологические изменения), которые к тому же не отличаются постоянством, предпочтение было отдано термину «хронический аутоиммунный гепатит». Частота использования этого термина уменьшается, что может быть связано с более эффективным выявлением других причин хронического гепатита, например приёма лекарств, гепатита В или С.

[51], [52], [53], [54], [55]

Для уточнения вопроса о наличии цирроза может потребоваться пункционная биопсия печени.

Дифференцирование с хроническим гепатитом В осуществляется посредством определения маркёров гепатита В.

У нелеченых больных с хроническим гепатитом и антителами к HCV могут обнаруживаться циркулирующие тканевые аутоантитела. Некоторые тесты первого поколения дают ложноположительные результаты в связи с высоким уровнем сывороточных глобулинов, однако иногда даже тесты второго поколения показывают положительный результат. У больных с хронической HCV-инфекцией могут быть циркулирующие антитела LKM II .

Разграничение с болезнью Вильсона жизненно важно. Существенное значение имеет семейный анамнез печёночного заболевания. В дебюте болезни Вильсона часто наблюдаются гемолиз и асцит. Желательно исследование роговицы с помощью щелевой лампы с целью обнаружения кольца Кайзера-Флейшера. Это следует делать у всех больных в возрасте до 30 лет с хроническим гепатитом. Сниженное содержание меди и церулоплазмина в сыворотке и повышенная концентрация меди в моче подтверждают диагноз. Содержание меди в печени повышено.

Следует исключить лекарственную природу заболевания (приём нитрофурантоина, метилдофы или изониазида).

Хронический гепатит может сочетаться с неспецифическим язвенным колитом. Такое сочетание следует дифференцировать со склерозирующим холангитом, при котором обычно повышается активность щелочной фосфатазы и отсутствуют сывороточные антитела к гладкой мускулатуре. Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография имеет диагностическое значение.

Алкогольная болезнь печени. Для диагностики важное значение имеют анамнез, наличие стигм хронического алкоголизма и большой болезненной печени. Гистологическое исследование выявляет жировую печень (редко сочетается с хроническим гепатитом), алкогольный гиалин (тельца Мэллори), очаговую инфильтрацию полиморфноядерными лейкоцитами и максимальное поражение зоны 3.

Гемохроматоз следует исключить посредством определения сывороточного железа .

[56], [57], [58], [59], [60], [61], [62], [63], [64], [65], [66]

источник

Иммунолог Надежда Кнауэро патогенезе, клинике и лечении иммунного поражения печени

Аутоиммунный гепатит (АИГ) — это хроническое воспалительное заболевание печени, характеризующееся утратой иммунологической толерантности организма к тканевым антигенам [1, 2].

Впервые сведения о тяжелом поражении печени с выраженной желтухой и гиперпротеинемией появились в 30–40‑х гг. XX века. В 1950 г. шведский врач Ян Вальденстрем (Jan Waldenström) наблюдал у 6 молодых женщин хронический гепатит с желтухой, телеангиоэктазиями, повышением СОЭ, гипергаммаглобулинемией. Гепатит хорошо отвечал на лечение кортикотропином [3]. Из-за сходства лабораторных изменений с картиной системной красной волчанки (наличие антинуклеарных антител в сыворотке, положительные результаты LE-теста) одним из названий патологии стал «люпоидный ­гепатит».

В настоящее время аутоиммунный гепатит определяют как хронический, преимущественно перипортальный гепатит с лимфоцитарно-плазмоцитарной инфильтрацией и ступенчатыми некрозами (рис. 1). Характерные проявления: гипергаммаглобулинемия, появление аутоантител в ­крови.

В зависимости от вида аутоантител выделяют три типа ­заболевания:

  1. АИГ 1 типа встречается наиболее часто и характеризуется появлением в крови антинуклеарных антител (АНА, antinuclear antibodies, ANA) и/или антител к гладким мышцам (АГМА, smooth muscle antibodies, ­SMA).
  2. При АИГ 2 типа образуются аутоантитела к микросомальным антигенам печени и почек (anti-liver kidney microsomal type-1 antibodies, anti-LKM-1).
  3. АИГ 3 типа связан с образованием аутоантител к растворимому печеночному антигену, ткани печени и поджелудочной железы (anti-soluble liver antigen/liver-pancreas antibodies, anti-SLA/LP).

Некоторые авторы объединяют АИГ 1 и АИГ 3 в силу сходства клинико-эпидемиологических особенностей [4].Существуют также перекрестные формы (overlap syndrome) различных аутоиммунных патологий печени, включающие в себя АИГ: АИГ+ПБЦ (первичный билиарный цирроз), АИГ+ПСХ (первичный склерозирующий холангит). Пока не вполне ясно, следует ли считать эти заболевания параллельно текущими самостоятельными нозологиями или частями непрерывного патологического ­процесса.

В качестве отдельной нозологии рассматривается АИГ, развившийся de novo после трансплантации печени, выполненной по поводу печеночной недостаточности, связанной с другими заболеваниями [1, 5].

Аутоиммунный гепатит встречается повсеместно. Распространенность АИГ в европейских странах — около 170 случаев на 1 млн населения. При этом до 80 % всех случаев составляет АИГ 1 типа. АИГ 2 типа распространен неравномерно — до 4 % в США и до 20 % в ­Европе.

Болеют преимущественно женщины (соотношение полов среди пациентов в странах Европы составляет 3–4:1). Возраст заболевших — от 1 года до 80 лет, средний возраст — около 40 лет [6].

Этиология АИГ неизвестна, однако считается, что на развитие заболевания влияют как генетические факторы, так и факторы ­окружения.

Важным звеном патогенеза могут быть определенные аллели генов HLA II (человеческий лейкоцитарный антиген типа II, Human leucocyte antigen II) и генов, связанных с регуляцией деятельности иммунной системы [7, 8].

Отдельно стоит сказать об АИГ, входящем в клиническую картину аутоиммунного полиэндокринного синдрома (autoimmune polyendocrine syndrome, autoimmune polyendocrinopathy-candidiasis-ectodermal dystrophy, APECED). Это моногенное заболевание с аутосомно-рецессивным наследованием, связанное с мутацией в гене AIRE1. Таким образом, в данном случае генетическая детерминированность является доказанным фактом [4, 9].

Аутоиммунный процесс при АИГ представляет собой Т-клеточный иммунный ответ, сопровождающийся образованием антител к аутоантигенам и воспалительным повреждением ­тканей.

  • провоспалительные факторы (цитокины), продуцируемые клетками в ходе иммунного ответа. Косвенным подтверждением может служить то, что аутоиммунные заболевания часто бывают сопряжены с бактериальными или вирусными ­инфекциями;
  • угнетение активности регуляторных Т-клеток, играющих важнейшую роль в поддержании толерантности к ­аутоантигенам;
  • нарушение регуляции апоптоза, в норме — механизма, контролирующего иммунный ответ и его ­«правильность»;
  • молекулярная мимикрия — явление, когда иммунный ответ против внешних патогенов может затрагивать и структурно схожие с ними собственные компоненты. Важную роль в этом могут играть вирусные агенты. Так, в нескольких исследованиях было показано наличие пула циркулирующих аутоантител (ANA, SMA, anti-LKM-1) у пациентов, страдающих вирусными гепатитами В и С [2,4];
  • фактор токсического лекарственного воздействия на печень. Некоторые исследователи связывают манифестацию АИГ с употреблением противогрибковых препаратов, нестероидных противовоспалительных ­средств.

Примерно у четверти больных АИГ начинается остро, описаны даже редкие случаи развития острой печеночной недостаточности. Острый гепатит с желтухой чаще встречается у детей и молодых людей, у этой же группы чаще отмечается фульминантное течение заболевания [6].

Следует отметить, что у некоторых пациентов с явлениями острого АИГ в отсутствие лечения может наблюдаться спонтанное улучшение состояния и нормализация лабораторных показателей. Однако через несколько месяцев обычно наступает повторный эпизод АИГ. Гистологически также определяется персистирующий воспалительный процесс в печени [6].

Чаще клиника АИГ соответствует клинике хронического гепатита и включает в себя такие симптомы, как астения, тошнота, рвота, боли или дискомфорт в правом верхнем квадранте живота, желтуха, порой сопровождающаяся кожным зудом, артралгии, реже — пальмарная эритема, телеангиэктазии, гепатомегалия [2, 6]. При развившемся циррозе печени могут превалировать симптомы портальной гипертензии, явления ­энцефалопатии.

АИГ может быть сопряжен с аутоиммунными заболеваниями различных ­профилей:

  • гематологического (тромбоцитопеническая пурпура, аутоиммунная гемолитическая ­анемия);
  • гастроэнтерологического (воспалительные заболевания ­кишечника);
  • ревматологического (ревматоидный артрит, синдром Шегрена, системная ­склеродермия);
  • эндокринного (аутоиммунный тиреоидит, сахарный ­диабет); и других профилей (узловая эритема, пролиферативный гломерулонефрит) [1, 2].

Диагностика АИГ основывается на результатах клинического, серологического и иммунологического исследований и исключении других заболеваний печени, протекающих с аутоиммунным компонентом или без оного (хронический вирусный гепатит, токсический гепатит, неалкогольный стеатоз, болезнь Вильсона, гемохроматоз, а также криптогенный гепатит).

Необходимо помнить о вероятном АИГ у пациентов с повышением уровня печеночных ферментов, а также у пациентов с циррозом печени. При наличии признаков холестаза в круг патологий для проведения дифференциального диагноза следует включить первичный билиарный цирроз и первичный склерозирующий ­холангит.

Клинический поиск включает в себя определение таких лабораторных показателей, как активность аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы (АЛТ и АСТ), щелочной фосфатазы (ЩФ), уровень альбумина, гамма-глобулина, IgG, билирубина (связанного и несвязанного). Необходимо также определение уровня аутоантител в сыворотке крови и получение данных гистологического исследования [9].

Методы визуальной диагностики (УЗИ, КТ, МРТ) не имеют решающего вклада в диагностику АИГ, однако позволяют установить факт прогрессии АИГ и исход в цирроз печени, а также исключить наличие очаговой ­патологии.В целом диагностика базируется на 4 пунктах [10]:

  1. Гипергаммаглобулинемия — один из наиболее доступных тестов. Показательно повышение уровня IgG при нормальном уровне IgA и IgM. Однако существуют трудности при работе с пациентами с исходно низким уровнем IgG, а также с пациентами (5–10 %) с нормальным уровнем IgG при АИГ. В целом этот тест считается полезным при мониторинге активности заболевания на фоне лечения [6].
  2. Наличие аутоантител. При этом антитела типов ANA и SMA не являются специфическим признаком аутоиммунного гепатита, также как и антитела anti-LKM-1, встречающиеся у 1/3 детей и малой части взрослых, страдающих АИГ. Только антитела anti-SLA/LP специфичны для АИГ. Также у пациентов могут определяться антитела к двухцепочечной ­ДНК.
  3. Гистологические изменения, оцениваются в комплексе с предыдущими показателями. Не существует строго патогномоничных признаков АИГ, но многие изменения являются весьма типичными. Портальные поля инфильтрированы в разной степени Т-лимфоцитами и плазмоцитами. Воспалительные инфильтраты способны «отсекать» и разрушать отдельные гепатоциты, проникая в паренхиму печени, — данное явление описано как ступенчатый (мелкоочаговый некроз), пограничный гепатит (interface hepatitis). Внутри долек возникает баллонная дегенерация гепатоцитов с их отеком, образованием розеток и некрозом отдельных гепатоцитов — рис. 2. Для фульминантного течения часто характерны центролобулярные некрозы. Также могут наблюдаться мостовидные некрозы, соединяющие соседние перипортальные поля [2, 6].
  4. Отсутствие маркеров вирусного ­гепатита.
  5. Международной группой по исследованию АИГ разработана балльная система для оценки достоверности диагноза — табл. 1.

АИГ относится к заболеваниям, при которых лечение позволяет существенно повысить выживаемость ­больных.

  • повышение активности АСТ в сыворотке крови в 10 раз по сравнению с нормой или в 5 раз, но в сочетании с двукратным повышением уровня гамма-­глобулина;
  • наличие мостовидных или мультилобулярных некрозов при гистологическом ­исследовании;
  • выраженная клиника — общие симптомы и симптомы поражения ­печени.

Менее выраженные отклонения в лабораторных показателях в сочетании с менее выраженной клиникой являются относительным показанием к лечению. При неактивном циррозе печени, наличии признаков портальной гипертензии в отсутствие признаков активного гепатита, при «мягком» гепатите со ступенчатыми некрозами и без клинических проявлений лечение не показано [1, 9].

Общая концепция терапии при АИГ предполагает достижение и поддержание ремиссии. Базовой является иммуносупрессивная терапия — глюкокортикостероиды (преднизолон) в качестве монотерапии или в сочетании с азатиоприном [2, 6, 9, 11]. Терапия продолжается до достижения ремиссии, причем важно достичь именно гистологически подтвержденной ремиссии, которая может отставать от нормализации лабораторных показателей на 6–12 мес. Лабораторная же ремиссия описывается как нормализация уровня АСТ, АЛТ, гамма-глобулина, IgG [2].

Поддерживающую терапию более низкими дозами иммуносупрессантов для снижения вероятности рецидива после достижения ремиссии проводят по крайней мере в течение 2 ­лет.

Кроме того, обсуждается возможность применения препаратов урсодезоксихолевой кислоты (УДХК)при аутоиммунном гепатите в качестве сопутствующей терапии или даже монотерапии [11]. АИГ у пациентов, получавших препараты УДХК при моно- и комбинированной терапии, характеризовался более мягким течением и ускоренной нормализацией лабораторных ­показателей.

Результаты лечения преднизолоном и азатиоприном при АИГ могут быть ­следующими:

  • Полный ответ — нормализация лабораторных показателей, которая сохраняется в течение года на фоне поддерживающей терапии. При этом нормализуется и гистологическая картина (за исключением небольших остаточных изменений). О полной эффективности лечения говорят и в тех случаях, когда достоверно уменьшается выраженность клинических маркеров аутоиммунного гепатита, и в течение первых месяцев терапии лабораторные показатели улучшаются по крайней мере на 50 % (а в последующие 6 месяцев не превышают нормальный уровень более чем в 2 ­раза).
  • Частичный ответ — отмечается улучшение клинических симптомов и в течение первых 2 месяцев наблюдается улучшение лабораторных показателей на 50 %. В последующем положительная динамика сохраняется, однако полной или практически полной нормализации лабораторных показателей в течение года не ­происходит.
  • Отсутствие терапевтического эффекта (неэффективность лечения) — улучшение лабораторных показателей менее чем на 50 % в первые 4 недели лечения, причем дальнейшего их снижения (вне зависимости от клинического или гистологического улучшения) не ­происходит.
  • Неблагоприятный исход терапии характеризуется дальнейшим ухудшением течения заболевания (хотя в некоторых случаях и отмечается улучшение лабораторных ­показателей).

О рецидиве заболевания говорят, когда после достижения полного ответа вновь появляются клинические симптомы и ухудшаются лабораторные ­показатели.

Обычно терапия дает хороший эффект, однако у 10–15 % больных она не приводит к улучшению, хотя и хорошо переносится. Причинами неэффективности терапии могут служить [6]:

  • отсутствие ответа на ­препарат;
  • отсутствие комплаенса и приверженности ­терапии;
  • непереносимость ­препаратов;
  • наличие перекрестных ­синдромов;
  • гепатоцеллюлярная ­карцинома.

В качестве альтернативных препаратов для лечения аутоиммунного гепатита используют и другие иммуносупрессоры: будесонид, циклоспорин, циклофосфамид, микофенолата мофетил, такролимус, метотрексат [1, 2, 6, 11].

Девочка восьми лет наблюдалась по поводу кожных высыпаний (эритематозные и нодулярные элементы без какого‑либо отделяемого на нижних конечностях), беспокоящих ее в течение 5–6 мес. Два месяца использовала местные средства от экземы, улучшения не было. Позднее возникли дискомфорт в эпигастральной области, слабость, периодически — тошнота и ­рвота.

Высыпания локализовались на ногах. При гистологическом исследовании кожного биоптата выявлена инфильтрация подкожной жировой клетчатки лимфоцитами без признаков васкулита. Данные явления были расценены как узловатая ­эритема.При осмотре выявлена невыраженная гепатоспленомегалия, в остальном соматический статус — без выраженных особенностей, состояние ­стабильное.

По результатам лабораторных ­исследований:

  • ОАК: лейкоциты — 4,5×109/л; нейтрофилов 39 %, лимфоцитов 55 %; признаки гипохромной микроцитарной анемии (гемоглобин 103 г/л); тромбоциты — 174,000/мкл, СОЭ — 24 мм/ч;
  • биохимический анализ крови: креатинин — 0,9 мг/дл (норма 0,3–0,7 мг/дл); билирубин общий — 1,6 мг/дл (норма 0,2–1,2 мг/дл), билирубин прямой – 0,4 мг/дл (норма 0,05–0,2 мг/дл); АСТ — 348 Ед/л (норма — до 40 Ед/л), АЛТ — 555 Ед/л (норма — до 40 Ед/л); щелочная фосфатаза — 395 Ед/л (норма — до 664 Ед/л), лактатдегидрогеназа — 612 Ед/л (норма — до 576 Ед/л).

Показатели системы гемостаза (протромбиновое время, международное нормализованное отношение), уровень общего белка, сывороточного альбумина, гамма-глобулина, уровень ферритина, церулоплазмина, альфа-антитрипсина, гамма-глутамилтранспептидазы — в пределах референсных ­значений.

В сыворотке крови не выявлены HBs-антиген, антитела к HBs, HBc, антитела к вирусу гепатита А и С. Также отрицательными были тесты на цитомегаловирус, вирус Эпштейна — Барр, токсоплазму, бруцеллу. Титр АСЛ-О в пределах ­нормы.Данных за сахарный диабет, тиреоидит, болезнь Грейвса, пролиферативный гломерулонефрит — не ­выявлено.

При УЗИ органов брюшной полости визуализировалась увеличенная печень с измененной эхоструктурой, без признаков портальной гипертензии и асцита. Офтальмологический осмотр не выявил наличия кольца Кайзера — ­Флейшера.

Титр антител anti-SMA — 1:160, ANA, AMA, anti-LKM-1 антитела не выявлены. Пациентка позитивна по гаплотипам HLA DR3, HLA DR4.

При гистологическом исследовании биоптата печени зафиксированы фиброз, лимфоцитарная инфильтрация, образование розеток гепатоцитов и другие признаки хронического аутоиммунного ­гепатита.

Пациентке выставлен диагноз «аутоиммунный гепатит 1 типа, ассоциированный с узловатой эритемой», начата терапия преднизолоном и азатиоприном. Счет по шкале IAIHG составлял 19 баллов до начала лечения, что характеризуется как «достоверный ­АИГ».

Через 4 недели терапии отмечалось купирование общеклинической симптоматики, нормализация лабораторных показателей. Через 3 месяца терапии кожные высыпания полностью регрессировали. Через 6 месяцев после окончания терапии состояние пациентки было удовлетворительным, лабораторные показатели — в пределах референсных ­значений.

Адаптировано из Kavehmanesh Z. et al. Pediatric Autoimmune Hepatitis in a Patient Who Presented With Erythema Nodosum: A Case Report. Hepatitis monthly, 2012. V. 12. — N. 1. — P. 42–45.

Таким образом, АИГ — это достаточно редкое и относительно хорошо поддающееся лечению заболевание. На фоне внедрения современных протоколов иммуносупрессивной терапии 10‑летняя выживаемость больных достигает 90 %. Менее благоприятен прогноз у больных с аутоиммунным гепатитом 2 типа, особенно у детей и подростков, у которых АИГ прогрессирует гораздо быстрее, а эффективность терапии в целом ниже. Следует помнить и о риске развития гепатоцеллюлярной карциномы (4–7 % в течение 5 лет после установления диагноза цирроза ­печени).

  1. Вирусные гепатиты и холестатические заболевания / Юджин Р. Шифф, Майкл Ф. Соррел, Уиллис С. Мэддрей; пер. с англ. В. Ю. Халатова; под ред. В. Т. Ивашкина, Е. А. Климовой, И. Г. Никитина, Е. Н. Широковой. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010.
  2. Kriese S., Heneghan M. A. Autoimmune hepatitis. Medicine, 2011. V. 39. — N. 10. — P. 580–584.
  3. Аутоиммунный гепатит и его вариантные формы: классификация, диагностика, клинические проявления и новые возможности лечения: пособие для врачей. Т. Н. Лопаткина. — М. 4ТЕ Арт, 2011.
  4. Longhia M. S. et al. Aethiopathogenesis of autoimmune hepatitis. Journal of Autoimmunity, 2010. N. 34. — P. 7–14.
  5. Muratori L. et al. Current topics in autoimmune hepatitis. Digestive and Liver Disease, 2010. N. 42. — P. 757–764.
  6. Lohse A. W., Mieli-Vergani G. Autoimmune hepatitis. Journal of Hepatology, 2011. V. 55. — N. 1. — P. 171–182.
  7. Oliveira L. C. et al. Autoimmune hepatitis, HLA and extended haplotypes. Autoimmunity Reviews, 2011. V. 10. — N. 4. — P. 189–193.
  8. Agarwal, K. et al. Cytotoxic T lymphocyte antigen-4 (CTLA-4) gene polymorphisms and susceptibility to type 1 autoimmunehepatitis. Hepatology, 2000. V. 31. — N. 1. — P. 49–53.
  9. Manns M. P. et al. Diagnosis and Management of Autoimmune Hepatitis. Hepatology, 2010. V. 51. — N. 6. — P. 2193–2213.
  10. Lohse A. W., Wiegard C. Diagnostic criteria for autoimmune hepatitis. Best Practice & Research Clinical Gastroenterology, 2011. V. 25. — N. 6. — P. 665–671.
  11. Strassburg C. P., Manns M. P. Therapy of autoimmune hepatitis. Best Practice & Research Clinical Gastroenterology, 2011. V. 25. — N. 6. — P. 673–687.
  12. Ohira H., Takahashi A. Current trends in the diagnosis and treatment of autoimmune hepatitis in Japan. Hepatology Research, 2012. V. 42. — N. 2. — P. 131–138.

0 комментариев 11659 просмотров

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

источник



Источник: belbriz.ru